«Стоять и смотреть в одну точку, ждать, пока это закончится»

Что такое фроттаж, кто и где с этим сталкивается и как закрытые чаты становятся местом обсуждения жертв

Этот текст подготовлен независимым изданием «Холод». Подпишитесь на него в соцсетях: Telegram, Facebook, Instagram.

О том, что в телеграме есть сообщество фроттеристов, заговорили в конце августа. Речь шла о телеграм-канале «Frottage Club (18+)», в котором публиковали истории подписчиков и инструкции, как готовиться, искать «жертву», о которую можно будет тереться в общественном транспорте в час пик, и маскироваться. Виктория Ли поговорила для «Холода» с фроттеристами из сообщества в телеграме и женщинами, которые пострадали от их действий в общественном транспорте — а мы публикуем этот текст.

«Если бы я мог просто красиво одеться, чтобы десятки девушек писали и звали в кино, я бы не ******* [прозябал] в поездах»

— Я ее мацал, она улыбалась и все поняла, но я осмелился, член достал и уже об пилоточку ей фроттерил и сбоку попку, а она глазки закрыла, улыбалась, сдерживая смех, так и ехали! Когда кончал, еле успел убрать, чтобы не испачкать, тут секунды решают, и чуйка нужна, чтобы быть наготове.

— Скорость реакции очень важна!

Такими сообщениями обменивались участники чата «Frottage Club (18+) Все страны и города», который появился в телеграме 11 января 2020 года. В нем были люди из Москвы, Санкт-Петербурга, Симферополя, Екатеринбурга, Минска, Донецка, Киева, а также из Германии и Узбекистана. По крайней мере, эти места называли те, кто не скрывался.

«Привет всем! Делимся своими историями по теме группы о поездках, концертах и массовых скоплениях людей! Обсуждаем, в каких городах на каких станциях метро ездите в час пик и в каких были экстремальных ситуациях, технику движений, как вы ласкали или вас, договорные поездки и скандальные ситуации!» — писал человек под ником Frotka, создавший чат.

Фроттаж или фроттеризм — расстройство сексуального предпочтения, согласно международной классификации болезней (МКБ) 10-го пересмотра, действующего в России. Фроттеризм — это предпочтение сексуальной активности через прикосновение или трение телом о постороннего человека через одежду в переполненных общественных местах.

Мужчины обсуждали свои успехи во фроттаже: кто кого сегодня «ласкал» в давке в общественном транспорте, кому удалось кого-то потрогать, а кому повезло залезть рукой в чужое нижнее белье. Некоторые делились фотографиями и видео с женщинами без лиц. Обсуждали истории из практики и разные проблемы: то коронавирус испортил «транспортный сезон» (шутили про фроттаж на расстоянии полутора метров), то голосование по поправкам к Конституции 1 июля. Всего участников было не больше ста человек, как рассказал «Холоду» один из администраторов чата Александр (имя изменено по его просьбе). «Большинство было любителей почитать чужие истории, в активе было 5–10 человек», — объясняет он.

Самыми загруженными станциями метро в Москве называли Комсомольскую и Выхино. Один из участников чата с ником Roma Popov писал: «Обычно ездил чуть дальше вниз Выхино, выходил и ждал варианты. Самое норм просто близко к ней встать, вплотную, а руками не трогать. За то, что лапаешь, может предъявить, а за остальное нет, ты же не виноват, что давка в транспорте».

Фроттеристы, как они писали в чате, обращают внимание на женщин в коротких платьях и юбках, обтягивающих лосинах, легких брюках. Предпочтения у всех разные, объектом интереса могут оказаться и полные, и стройные, и молодые, и пожилые; к выбранной цели незаметно пробираются в давке. Трогают, например, через задний карман своих брюк или будто случайно. Стоять могут спина к спине, пахом к ягодицам, бок о бок или даже через одного пассажира для прикрытия. Если жертва заметит и сделает замечание, окружающих «надо убедить» в том, что она ошиблась, например, со спокойным лицом сказать: «Вы себе льстите».

Людей, говорящих о себе как о женщинах, в чате были единицы. По мнению участников, это связано с тем, что девушке проще «получить секс». «Если бы я мог просто красиво одеться, чтобы сразу десятки девушек писали и звали в кино, то хер бы я ******* [прозябал] в поездах», — писал человек под ником Roma Popov.

По Международной классификации болезней (МКБ-10), действующей и в России, фроттаж (или фроттеризм) относится к расстройствам сексуального предпочтения. Люди с этим расстройством трогают или трутся телом о постороннего человека в людных общественных местах, объясняет психиатр, психотерапевт клиники «Осознанность выбора» Вероника Сомова. В новой классификации, МКБ-11, подчеркивается, что это расстройство исключает прикосновения или трение по обоюдному согласию.

«Сама по себе сексуальная неудовлетворенность без соответствующих располагающих факторов не приводит человека к фроттеризму. Но люди, которые занимаются фроттеризмом, чаще всего испытывают хроническую сексуальную и эмоциональную неудовлетворенность, и частично справляются с ней таким способом, — говорит Сомова. — Это лица с выраженным психическим недоразвитием, сопутствующими психическими расстройствами, сексуальными дисфункциями, имеющие значительные трудности в установлении контакта с людьми в целом и с противоположным полом в частности. Эти люди могут быть адаптированы в социуме, но при этом испытывать коммуникативные сложности с противоположным полом и/или хроническую неудовлетворенность в отношениях. Для одних фроттеризм — этап, который исчезает с наступлением зрелости, других он сопровождает на протяжении многих лет, у кого-то возникает время от времени в течение всей жизни».

Психолог Александра Багиева добавляет, что важную роль в существовании этого расстройства играет и социальная сторона: ведь женское тело традиционно объективируется в обществе. «Сложилось представление, что если девушка в короткой юбке и с декольте, значит, она доступна, она сама хочет, привлекает к себе внимание, и значит, с ней можно так поступать», — объясняет психолог.

«И что делать? Закричать на весь вагон: „Не трогай меня за *****“, извините?»

«Я почувствовала за спиной какие-то активные движения и решила, что из кармана жилетки кто-то хочет украсть телефон. Я поправила ее, через какое-то время движения прекратились, и мне уже было пора выходить. Когда я вышла на холодную улицу, я почувствовала, как мне на бедро стекло что-то теплое. Я рефлекторно дотронулась до этого рукой, и, взглянув на нее, поняла, что низ жилетки и задняя поверхность бедра в сперме! У меня не было под рукой влажных салфеток, и я просто уселась попой в сугроб, елозила в нем и плакала», — рассказывает 25-летняя Арина Кочемарова. По ее словам, инцидент произошел более двух лет назад в Москве, когда она ехала в забитом вагоне метро от «Китай-города» до «Пролетарской».

«Я около часа провела в ванной подруги, плача и отмываясь. Мне казалось, что моя рука и тело под жилеткой и леггинсами никак не отмываются, хотя на тело ничего не попало, — рассказывает Арина. — Пару недель после этого я буквально заставляла себя ездить на метро, потому что каждый раз вспоминала про этот случай. До сих пор стараюсь не ездить в час пик».

Другая жительница Москвы, 25-летняя Анна (она просила не указывать ее фамилию), рассказала «Холоду» о случае, который произошел с ней в метро в 2019 году. Девушка ехала домой в вечерний час пик. Вагон был забит людьми, поэтому Анна сначала не поняла, что происходит.

«Потом я ощутила прикосновения в области груди. Передо мной в нескольких сантиметрах стоял молодой мужчина в очках, обычный, абсолютно не привлекающий внимания. Он делал вид, что ничего не происходит, при этом скользя рукой туда-сюда по моей груди. Я видела, как он этим наслаждается, — рассказывает Анна. — Я чувствовала отвращение и беспомощность. Пыталась, как могла, развернуться в этом мизерном пространстве. Мне стало так стыдно, мне казалось, что это заметили рядом стоящие люди и они порицают меня про себя, а я не смогла ничего сделать, кроме как немного поменять положение, осуждающе на него посмотреть и зло вздохнуть. На своей станции я выбежала из вагона, из метро, бегом домой, в ванную. Мне хотелось стереть этот день с себя. Я даже мужу ничего об этом не рассказала».

Похожая история произошла и с 33-летней Анной Чесовой. Впервые кто-то трогал ее в общественном транспорте, когда ей было 19–20 лет. Это был переполненный вагон метро рано утром, Анна ехала в институт.

«Я почувствовала, что рука мужчины, который стоит рядом со мной, была на уровне ширинки моих брюк и двигалась. Сначала я подумала, что мне, наверное, показалось. Когда его рука пыталась расстегнуть мою ширинку, я несколько секунд убеждала себя в том, что мне кажется. Когда я поняла, что он уже пытается проникнуть в брюки и откровенно трогает меня за лобок, я просто впала в ступор, — вспоминает Чесова. — Вокруг меня люди, все идут на работу, у всех очень серьезные насупленные лица, и в это время какой-то мужчина, который даже на меня не смотрит и делает вид, что ничего не происходит, трогает меня за лобок. И что делать? Закричать на весь вагон: «Не трогай меня за *****, извините?».

Анна, как и другие девушки, с которыми поговорил «Холод», не знала, что такое фроттаж и что делать в таких ситуациях, ей было не с кем обсудить, что с ней произошло. Это был 2005–2006 год, интернета у Анны не было.

«Я просто стояла с каменным лицом, понимая, что происходит, но не могла ничего с этим поделать. Мне было страшно, стыдно, все было как в тумане. Как только поезд приехал на станцию — как сейчас помню, это была „Авиамоторная“, — и двери открылись, я просто сделала вид, что мне нужно было выходить, хотя на самом деле было не нужно. Я вышла из вагона совершенно ошалевшая, — рассказывает Анна. — Поезд уехал, я еще какое-то время стояла на перроне, пропустив несколько поездов, не решаясь сесть в следующий».

Анна еще долго винила себя за то, что не посмотрела тому человеку прямо в глаза и не сказала: «Я понимаю, что вы сейчас делаете». Но когда с ней еще раз произошла подобная история, ее реакция оказалась такой же, как прежде. Во второй раз Анне было уже за 30, она ехала с другом в «Икею» в бесплатном автобусе от метро «Динамо». Автобус был переполнен, и их с другом разделило людьми.

«Все люди вокруг касались меня разными частями тела, как это бывает в час пик. В какой-то момент я поняла, что мужчина сзади трогает меня за попу, трется об меня пахом с эрегированным пенисом и при этом очень активно дышит мне в ухо, — рассказывает Чесова. — Я воспроизвела ровно ту же самую реакцию: притвориться мертвой, стоять и смотреть в одну точку, ждать, пока это закончится. Это происходит неожиданно, и это насколько ошеломительно, непонятно, настолько грубое вторжение в личные границы, что я оба раза не смогла ничего сказать и сделать».

Замереть от страха — наиболее распространенная реакция на насилие, говорит сотрудница Центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры» Наталья Тимофеева.

«Иногда человек не сразу может понять и оценить, что именно происходит, если к нему притираются в транспорте, — объясняет Тимофеева. — К сожалению, в нашей культуре домогательства часто не считают серьезной проблемой, о чем знают и пострадавшие, которые не решаются активно защищаться без поддержки окружающих. Насильники тоже знают и пользуются этим. Они специально выбирают наиболее безопасные для себя обстоятельства и цели, как раз чтобы избежать отпора».

Но порой девушкам удается защитить себя. 27-летнюю Ангелину трогал незнакомец в московском метро в 2017 году. Это было дневное время, сидячие места были заняты, несколько человек ехали стоя. Девушке нужно было выйти на следующей станции, и она встала ближе к дверям.

«Я почувствовала, что ко мне кто-то прижимается со спины. Я сделала шаг вперед, он опять подходит, трогает меня за попу. Я опять отошла, он опять. Я обернулась, посмотрела на него, очень грубо сказала, чтобы убрал руки. Он сразу испугался, сказал: „Я вас не трогал“. Я говорю: „В смысле не трогал? Я один раз отошла, второй, третий, что это такое? Почему вы вообще ко мне прикасаетесь? А если мне 18 нет, знаешь, на сколько уедешь?“ — рассказывает Ангелина. — Мне было плевать, что подумают люди вокруг. Почему человек трогает меня за спину, попу, а я буду стесняться и молчать? Это ему должно быть стыдно. Я его разоблачила, унизила».

Она вспоминает, что мужчине было на вид лет 40-50, он трогал ее, прикрываясь курткой. Окружающие никак не реагировали на происходящее, делая вид, что ничего не замечают. Когда она накричала на пристававшего, он ушел в другой вагон.

«Я думаю, я сразу почувствовала, что это не случайность, когда он прижался, но не хотела себе признаться. И только с третьего раза накричала, — говорит Ангелина. — Теперь сразу могу дать отпор таким мудакам, но они будто чувствуют и не подходят ко мне. Я стала жестче, всем подругам советую не молчать, сразу говорить и позорить на весь вагон».

Сотрудница центра «Сестры» Наталья Тимофеева говорит, что в таких случаях нужно сделать обстоятельства небезопасными для насильника, — например, громко заявить о воровстве: окружающие могут поднять шум и обратят на него внимание.

«В таких ситуациях агрессору нужно быть уверенным, что ему ничего за это не будет, — объясняет Тимофеева. — В каждом случае возможны разные варианты действий. Если вы можете проявить агрессию, например, пнуть насильника или оттолкнуть его от себя, действуйте так. Но если вам кажется это небезопасным, вы не обязаны проявлять чудеса героизма: самооборона — это право, а не обязанность».

«Если вы благополучно помацали женщину, не забывайте привести ее в порядок»

«Вообще мне прямо говорили прекратить только два раза. Один раз, когда напротив меня сидел мужик, а я девушке положил руку на ногу и гладил. Она делала вид, что не видит, а парень был в шоке. Второй, когда рукой под юбку уже залазил, — рассказывал один из участников чата. — Мне 29, в 14 начал, с годами замечаю, что девушки все негативней и негативней реагируют».

Другого участника хватали за руку, били по лицу, наступали каблуком на ногу. «Для многих нормальных людей это верх наглости, когда тебя кто-то пытается потрогать. Когда твою руку недовольно отталкивают и пихают локтем, это вполне нормальная реакция уважающей себя девушки, женщины», — написал он сам.

В инструкции фроттериста с тематического форума, которая, по словам одного из администраторов чата «Frottage Club (18+) Все страны и города» Александра, ходит по таким сообществам в интернете, сказано: «Нельзя рассматривать объект как бесчувственное тело, которое вы собираетесь помять. Это недооценка соперника. Важно учесть и чувство собственного достоинства „жертвы“ и не выставить ее проституткой в глазах окружающих. В частности, если вы благополучно помацали женщину, не забывайте привести ее в порядок после этого. Поправьте ей юбку и так далее».

Сами фроттеристы различают две категории парней и девушек, которым интересен фроттаж, утверждает Александр: первые — профи, которые якобы знают технику «разведки одобрения» и после отказа останавливаются; для них принимающая сторона — партнер. Вторая категория — так называемые «сохатые», которые продолжают свои действия против воли «объекта», для них это уже жертва.

«Процесс игры заключается в том, чтобы анонимно и без знакомства доставить друг другу удовольствие и приятные впечатления. У меня личный опыт более 20 лет. Я всегда наблюдаю за реакцией и поведением девушки. Многие считают, что раз девушка молчит, значит, одобряет, а это как раз не так. Опытному или опытной фро сразу видно, кто специально подставляется и ждет. Если девушка боится, она не будет улыбаться и подставляться или трогать мой член, если говорить прямо. Это видно невооруженным глазом, если есть опыт. Если я вижу, что девушке не нравятся мои действия, у меня возбуждение пропадает сразу, я отхожу, потому что получаю эмоции от взаимного контакта», — уверяет он. По словам Александра, он может потратить больше часа, выбирая женщину, внешность и фигура которой ему понравится, и часто ездит вхолостую, никого не трогая и только фотографируя «для себя».

Сотрудница центра «Сестры» Наталья Тимофеева же напоминает, что согласие должно быть добровольным, осознанным, информированным, активным, безопасным и отзываемым. «Разумеется, фроттаж — это вид насилия, потому что в такой ситуации один человек грубо нарушает личные границы другого человека, захватывает власть и контроль над ситуацией, игнорируя мнение другого человека, — констатирует она. — Это довольно мерзкое низведение человека до объекта, о который кто-то решил почесать свои фантазии. Ни о каком согласии в такой ситуации речи быть не может: мнение женщины или мужчины, которых вот так домогаются, никто не спрашивает и не уважает».

«Опера в метро, конечно, все знают нас, — говорит Александр. — Мы мешаем операм ловить карманников, с такими „фро“ они проводят профилактические беседы, угрожая, что подставят, попросят кого-нибудь написать заяву и найдут свидетелей для доказательств. Меня опера отводили к себе и смотрели телефон, когда я снимал кого-то — это мое второе хобби, но для своего личного архива, не выкладываю нигде. Предупреждали, чтобы больше не попадался им на глаза, иначе могут подставить или сфотографируют с табличкой в руках с моими данными с пометкой „извращенец“ или вроде того. Отправляли меня наземкой, и я старался не попадаться».

Сексуализированное насилие в отношении совершеннолетнего человека может быть уголовно наказуемым, если пострадавшему угрожали, применяли насилие или воспользовались беспомощным состоянием. «Если пострадавшая обратится в полицию в связи с тем, что ее трогали в метро за попу или грудь, велик риск, что в возбуждении уголовного дела будет отказано, так как для сотрудников правоохранительных органов может быть неочевидно нахождение пострадавшей в беспомощном состоянии из-за того, что в транспорте нет возможности свободно двигаться или выйти, — объясняет юрист Консорциума женских неправительственных объединений Татьяна Белова. — Фроттаж должен квалифицироваться как насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК), но мне на практике такие случаи неизвестны».

«У меня фроттаж как хобби и семье не угрожает»

«Настоящий фроттер или фроттерша заботится о партнере, доставляя друг другу удовольствие, поэтому не путайте с теми, кто нагло против воли лапает мужчин или женщин. Для многих это как фетиш и игра», — объяснял создатель чата «Frottage Club (18+) Все страны и города», когда после публикации видео в тиктоке со скриншотами из сообщества о нем узнала широкая аудитория. В чат тогда пришло около тысячи возмущенных людей.

Примерно 22 августа чат и канал, созданный в июне 2020 года, сделали приватным. 23 августа был создан фейковый, как утверждает один из администраторов Александр, якобы резервный канал, в котором опубликовали «шуточную» инструкцию о том, как нападать на женщин и подсыпать им снотворные. Этот канал заблокировали из-за жалоб, но 24 августа появился новый под названием Forttageclub.

28 августа заместитель министра внутренних дел Украины Катерина Павличенко сообщила, что украинская полиция заблокировала ряд групп, посвященных фроттажу и нападениям на женщин, и установила IP-адреса, которые принадлежат провайдерам в Москве и Омске. Павличенко добавила, что вся информация передана в Интерпол. 30 августа создатель Forttageclub принес извинения и заявил, что это был фейк, а сам он хотел популярности.

«Форуму-оригиналу, с которого была взята инструкция по фроттажу, более 10 лет, но мы к нему не относимся. У нас единственный оригинальный чат и канал, привязанный к чату, — говорит администратор чата Александр. — К другим каналам и чатам мы не имеем отношения, но после утечки информации с нашей группы насоздавали другие, чтобы их принимали за нашу, может, со злым умыслом, так как есть предположение, что феминистки сами создали группу для своих ничтожных действий».

В отдельном телеграм-канале анонимные активисты, выступающие против фроттажа, публиковали персональные данные участников чата по имени Максим и Алексей, о которых писали как об одних из создателей сообщества. «Ребята, за вами придут, либо это будем мы, либо правоохранительные органы. К каждому из вас придут в гости и сделают то, что вы хотели сделать с людьми, которых вы обсуждали в чатах. С вами сделают то же самое, никто не уйдет от этого. Все ваши адреса, все ваши личные данные будут слиты. Заднюю уже дать нельзя», — обращались они к любителям фроттажа. Александр отрицает, что Максим и Алексей были создателями сообщества: «Некоторых подписчиков выдают за основателей. Что с ними сейчас, я не знаю».

Один из мужчин, чьи персональные данные были раскрыты, писал в чате в конце августа: «Эти неадекватные малолетки-феминистки мало того, что запустили видео об этой группе и ее участниках, они еще нашли меня в ВК и начали спамить. Пришлось полностью закрыть страницу. И еще они создали чат в телеге, где всех скидывают и обзывают насильниками. У меня фроттаж как хобби и семье не угрожает. Но они решили пойти дальше и писать, чтобы разрушить семью. Просто ужас».

«Нет тут жертв, — уверяет участник чата Roma Popov. — Просто едешь куда-то по делам, народ забился, пару взглядов, если она прижалась ко мне и ей приятно, то едем. Неприятно — отходит. Ну, я не знаю. Пишите президенту ходатайство, пусть вам выделят отдельную страну, отдельный транспорт, где вы в полной мере сможете проявить силу и независимость».

Сейчас в сообществе оставили только самых активных участников, их около 30 человек. Принимают в чат только по рекомендации. Создатель чата, человек под ником Frotka, утверждает, что он женщина. «Люблю, когда мужчины и женщины ласкают меня руками и трутся об меня, больше мужчин предпочитаю, сама отвечаю взаимностью и сама дразню мужчин, подставляя свою попку и киску, они возбуждаются и ласкают меня. Больше не собираюсь ничего отвечать», — написал пользователь Frotka «Холоду». При этом администратор телеграм-канала «ПРОТИВ Frottage Club» — активистка, скрывающая свою личность из соображений безопасности, — утверждает, что создатель чата Frottage Club на самом деле не женщина. «Это шифровка. Изначально был мужчина со своей фотографией», — сказала она «Холоду».

«Исповедовался в церкви, а потом зашел в маршрутку и не смог себя сдержать»

«Все началось в 14 лет, когда я ехал в забитом троллейбусе, случайно прижавшись сзади к симпатичной женщине. С тех пор прошло 20 лет, — рассказывает Борис (имя изменено по просьбе героя). — В основном это происходит в общественном транспорте. Это как наркотик. Невозможно насытиться этими приятными переживаниями. Раньше я прижимался к девушкам сзади, теперь стараюсь делать это спереди лицом к лицу и аккуратно гладить женскую киску».

Психиатр Вероника Сомова говорит, что это расстройство может возникнуть после «случайного яркого впечатления», полученного от прикосновения или трения в общественном месте, как это произошло у Бориса. У фроттеристов, по словам психиатра, психосексуальное недоразвитие. Например, у человека появляется сексуальное влечение, но эмпатии и навыков коммуникации у него недостаточно.

«Фроттеризм — это не болезнь зависимости, но на каком-то этапе может приобретать черты поведенческой зависимости: с компульсивным неконтролируемым влечением, внутренним сопротивлением и поиском помощи», — говорит Сомова.

Борис утверждает, что «контакт» у него был более чем с 3000 девушек. Он осознает, что это проблема.

«Этим гордиться нельзя. Это аморально, противозаконно, грешно и так далее. Помню, как даже исповедовался в церкви, а потом зашел в маршрутку и не смог себя сдержать, чтобы не прижаться к симпатичной девушке, хоть и клялся перед всеми святыми такого больше не делать, — вспоминает он. — Может, из-за того, что у меня не было никогда постоянной любимой девушки и нормальной сексуальной жизни, секса очень хотелось всегда и много, я стал таким».

Борис обращался за помощью не только в церковь, но и к психологу, но тот посоветовал ему найти девушку. Сейчас мужчине 33 года, постоянных отношений у него нет до сих пор.

«Я не красавец. В то же время хочу красотку. Но всегда или мне не нравится девушка, или я ей. Сейчас я работаю в пешей доступности от дома и общественным транспортом почти не пользуюсь. Из-за этого стал меньше заниматься фроттажем, но, как только попадаю в метро или полный автобус, зверь просыпается, — говорит Борис. — Сейчас я посоветовал бы себе 14-летнему много общаться с девочками, а лучше дружить и встречаться даже с не очень привлекательными, не обращая внимания на насмешки друзей-парней, чтобы не стать извращенцем в будущем».

Вероника Сомова говорит, что для лечения фроттеризма используются те же принципы, что и для других расстройств сексуальных предпочтений: если фроттеризм сочетается с другим расстройством или проявляется при обострении, сначала лечат основное заболевание. Это может быть расстройство личности, шизофрения, обсессивно-компульсивное расстройство, биполярное аффективное и любое другое, говорит психиатр. В остальных случаях используют когнитивно-поведенческую терапию, обучают навыкам общения с противоположным полом, проводят тренинги по коммуникации.

Данных о том, сколько женщин в России подвергаются нежелательному сексуальному вниманию в общественных местах, нет. Сотрудница центра «Сестры» Наталья Тимофеева говорит, что в организацию обращаются женщины, которых домогались в общественных местах, но обращений, в которых это единственный случай приставаний, а не часть систематического насилия, мало.

«Это не значит, что фроттаж в России не распространен. В нашем обществе недооценивают серьезность домогательств. Многие пострадавшие не считают себя вправе обращаться за помощью, если речь не идет о какой-то особенно жестокой форме насилия», — говорит Тимофеева. По данным исследования, проведенного в США в 2014 году, незнакомые мужчины домогались 65% опрошенных женщин, 41% респонденток рассказали о том, что их трогали, хватали, к ним притирались и их преследовали незнакомцы на улице и в общественных местах. Британский опрос 2016 года показал, что 64% женщин всех возрастов сталкивались с домогательствами в общественных местах. В Токио 64% женщин от 20 до 30 лет заявили, что их трогали незнакомцы в час пик. Тимофеева объясняет: «Цифры могут отличаться в разных странах, но большинство женщин знает, что это такое, потому что столкнулись с этим сами или это пережил кто-то из их подруг».

Больше о том, кто еще и как использует мессенджеры для координации — в нашей регулярной рассылке и в телеграме.