Coda письмо

Инфодемия: нехватка обезьян на национальном уровне

  • Text by
  • Photos by
  •  

Вот и начался новый учебный год. Каждый год многие взрослые радуются, что этот светлый праздник теперь проходит мимо нас — и я вместе с ними: не нужно просыпаться к первому уроку, не забывать голову дома и делать домашку.

А теперь еще — стоять в очереди на измерение температуры. Школа не была моим любимым местом.

Но учиться мы все равно продолжаем: каждый день, узнавая что-то новое при подготовке писем про дезинформацию и разборе фейков. Эта школа мне нравится, конечно, побольше прежней.

Поэтому с радостью расскажу, в чем мы разобрались с коллегами для сегодняшнего письма:

  • Почему российские журналисты ошиблись, когда сказали об утечке данных американских избирателей?
  • Пытали ли белорусов во время и после задержаний и что об этом думает ООН?
  • Почему в США заканчиваются обезьяны и как это повлияет на разработку вакцины от коронавируса (и других лекарств)?
  • Почему женщины-правители справились с эпидемией коронавируса более эффективно, чем мужчины?

Утечка данных американских избирателей оказалась не утечкой

Вчера «Коммерсантъ» сообщил, что обнаружил в даркнете данные миллионов избирателей США. По сведениям «Коммерсанта», пользователь одного из форумов выложил архив, в котором было 7,6 млн избирателей штата Мичиган. Также в раздачах на форуме нашлись базы избирателей штатов Коннектикут, Арканзас, Флорида и Северная Каролина.

«Коммерсант» утверждает, что один из пользователей даже получил вознаграждение в размере около $4000 за информацию о данных по программе Reward for Justice (мы писали о ней в начале августа). Опрошенные «Коммерсантом» эксперты отметили «регулярность утечек персональных данных американских избирателей», а один из продавцов с форума сообщил, что для получения данных «достаточно найти одну из многочисленных уязвимостей сайтов» и внедрить вредоносный код в базу.

Но в реальности все оказалось иначе. Данные избирателей Мичигана и так находятся в открытом доступе. Они были получены не в результате взлома базы, а в ответ на запрос о доступе к информации (FOIA). Отправить такой запрос может любой гражданин США, а государство по закону обязано ответить (кстати, в России так тоже можно — но чаще всего госорганы отвечают отпиской).

Наборы данных, полученных из таких запросов, выложены на специальном сайте. На нем подчеркивается, что закон штата Мичиган сделал список избирателей прозрачным и публичным, чтобы предотвратить мошенничество на выборах.

Госсекретарь штата Мичиган Джоселин Бенсон в ответ на публикацию «Коммерсанта» заявила, что никаких хакерских атак на базы данных избирателей не было. По ее словам, эта информация действительно есть в открытом доступе. То же сказали и власти Коннектикута.

ФБР и Агентство по кибербезопасности в совместном заявлении также сообщили, что в этом году никаких атак на базы избирателей не было и посоветовали относиться к неподтвержденным данным «со здоровой долей скептицизма». 

Пытки, подтвержденные на международном уровне

Эксперты ООН по правам человека призвали власти Беларуси прекратить пытки задержанных. В заявлении, опубликованном вчера, говорится о 450 случаях пыток после акций протеста — и о том, что местонахождение как минимум шести человек до сих пор остается неизвестным. 

  • Кроме того, эксперты сообщили, что им известно о насилии, в том числе сексуальном, в отношении женщин и детей. Известны факты изнасилования резиновыми дубинками.
  • Тем временем в Минске продолжают находить пропавших людей. Вчера один из рабочих, пропавший 11 августа, был найден мертвым в центре города. 
  • Политические репрессии в отношении выступивших против режима тоже продолжаются: сегодня с обысками пришли в IT-компанию PandaDoc. До этого ее основатель Микита Микадо призывал силовиков «перейти на сторону добра» и предложил им финансовую помощь. 

В США не хватает обезьян 

Пандемия коронавируса породила неожиданные последствия для фармацевтической отрасли в Америке: там начали заканчиваться обезьяны, на которых тестируют препараты и вакцины, сообщает The Atlantic. В том числе — против коронавируса.

«Нехватка наблюдается на национальном уровне», — говорит один из ученых-инфекционистов в Калифорнийском национальном исследовательском центре приматов. Исследования на приматах, дорогие и спорные в Америке и в обычное время, в пору пандемии оказались практически невозможны. И на это три причины:

  • Во-первых, для исследований, связанных с разработкой лекарства против Covid-19, используется очень много приматов. 
  • Во-вторых, главным поставщиком обезьян для исследований был Китай, откуда привезли почти 60 процентов из 35 тысяч приматов, доставленных в США в прошлом году. Перебои в поставках связаны с коронавирусом. 
  • В-третьих, дефицит был и до пандемии. Еще в 2018 году обсуждалось создание «стратегического обезьяньего заповедника», который так и не начали создавать.
  • Обезьяны составляют всего 0,5% от животных, которые участвуют в исследованиях в Америке — именно на них обычно тестируют препараты перед переходом к клиническому исследованию на людях.
  • Некоторые компании из-за возникшей проблемы начали перескакивать стадию тестирования на приматах, переходя сразу к испытаниям на людях. Другие — думают, как в целом перестроить работу, чтобы сразу переходить к безопасным испытаниям на людях.

Доплыть до карантина

В Италии двое приверженцев теории о плоской земле пытались доплыть до края света — но оказались на карантине, об этом вчера написало местное издание La Stampa. 

Три месяца назад, во время локдауна, пара из региона Венето решила доплыть на лодке до Лампедузы — острова на юге Италии, который, по их расчетам, находится «на краю Земли». Но спустя несколько дней они причалили к другому острову — Устика, к северу от Сицилии. По дороге их лодка чуть не затонула. 

«Забавно, что они ориентировались с помощью компаса, инструмента, который работает на основе земного магнетизма — принципа, которому они, как приверженцы теории плоской земли, не должны доверять»,  — сказал Сальваторе Зичики, врач Морского управления здравоохранения Министерства здравоохранения, который лично занимался делом пары. 

После высадки их тут же сопроводили прямо на лодке в Палермо и посадили на обязательный 14-дневный карантин. Они пытались бежать, но полиция остановила их. 

В конце концов пара вернулась домой в Венето сухопутным путем. 

Что еще почитать

Женщины-главы государств лучше справляются с пандемией, пишут исследователи из университета Ливерпуля и Рэдинга. 

Профессоры экономики Суприя Гарикипати и Ума Камбампати проанализировали реакцию политических лидеров разных стран на пандемию. Женщин в подборке оказалось гораздо меньше мужчин — всего 10% из 194 лидеров стран, которых учитывало исследование. 

Для каждой из них ученые подобрали «пару» среди лидеров-мужчин. В качестве критериев брали размер населения страны, ВВП, плотность населения и количество жителей старше 65 лет. 

Сравнение показало, что на первом этапе борьбы с коронавирусом (до середины мая) разница в реакции правителей и ее последствиях была огромной. 

Например, в Гонконге, глава администрации которого — женщина, в этот период было зарегистрировано всего 1056 случаев и четыре смерти от коронавируса. А в Сингапуре, чьи экономические и демографические характеристики сопоставимы с гонконгскими, но лидер — мужчина, случаев заражения было 28 794, а смертей — 22.

Единственным исключением стала Бельгия — количество случаев заражения и летальных исходов там высокое, хотя страной руководит женщина.

В ходе исследования экономисты сделали два общих вывода, которые объясняют успех женщин-лидеров в борьбе с коронавирусом: 

  • Страны, которыми руководят женщины, намного раньше ввели обязательный локдаун. 
  • Во время пандемии женщины продемонстрировали решительный и четкий стиль коммуникации — например, премьер-министр Норвегии Эрна Солберг напрямую общалась с детьми, а премьер Новой Зеландии Джасинда Ардерн разговаривала с населением через лайвы в Facebook.

Письмо подготовлено при поддержке Татьяны Торочешниковой и Саши Тян.

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.