Авторитарные технологии

Instagram блокирует аккаунты иранцев после убийства Сулеймани

Новостные агентства, правозащитники, активисты рассказывают, что их аккаунты блокируют, а посты удаляют

После убийства иранского генерал Касема Сулеймани в результате авиаудара американцев иранцы бросились писать посты в Instagram, единственную доступную им социальную сеть. Они тут же столкнулись с цензурой — но не со стороны правительства, а от самого Instagram.

Как минимум пятнадцать журналистов заявили о блокировке своих аккаунтов, сообщила Международная федерация журналистов. Аккаунты провластных и аффилированных с Корпусом Стражей Исламской революции информационных агентств (Tasnim News Agency, the Iran Newspaper и Jamaran News) были полностью удалены из Instagram. “Это создает угрозу свободе информации в Иране”, — говорится в заявлении Международной федерации журналистов. 

Иранские правозащитники и активисты тоже столкнулись с блокировками. “Это широко распространенное явление”, — утверждает Амир Рашиди, иранский исследователь в области интернет-безопасности и цифровых прав, живущий в Нью-Йорке, который наблюдал, как Instagram блокировал аккаунт за аккаунтом, а посты, в которых обсуждали убийство Сулеймани, удалялись. 

Другие социальные сети — Facebook, Twitter и Telegram — в отличие от Instagram в Иране уже заблокированы. Аудитория иранского сегмента Instagram — 24 миллиона активных пользователей, это важнейшее средство коммуникации (до которого, однако, правительство тоже планирует вскоре добраться). “Единственная платформа, где мы могли свободно высказываться — Instagram, — говорит Рашиди. — Но теперь и там нас контролируют”.

Представители Instagram говорят, что удаляют посты, восхваляющие Сулеймани, в соответствии с американскими санкциями против Ирана. В апреле 2019 года президент Трамп признал Корпус Стражей Исламской революции террористической организацией. Почти сразу после этого заявления Instagram удалил множество страниц Корпуса Стражей, включая профиль самого Сулеймани и англоязычную страницу верховного лидера Ирана Али Хаменеи (которую позже, правда, восстановили). Представитель социальной сети Facebook, которая тоже блокирует посты о Сулеймани, Стефани Отвей сказала: “Мы действуем в рамках американских санкций”. 

В Instagram заявили, что любой аккаунт, который ведется представителями Корпуса Стражей или от его имени, как и посты в его поддержку, являются нарушением правил сообщества. 

Элиза Кэмпбелл, заместитель директора Киберпрограммы в Институте Ближнего Востока в Вашингтоне, считает, что существующие законы не могут в полной мере отвечать происходящему сейчас в сети: “Алгоритм по определению вредного контента работает очень грубо. Я считаю, мы движемся по опасному пути, когда позволяем этим платформам, частным организациям, а не выборным органам, определять политику”. 

Несколько постов, посвященных Сулеймани, написанные известным правозащитником и журналистом-расследователем Эмадеддином Баги, были удалены. На аккаунт Баги подписаны около 40 тысяч человек, он известен как последовательный критик Корпуса Стражей, которого множество раз арестовывали в Иране. “Смерть генерала кого-то опечалила, а других обрадовала. Но это убийство — явление, противоречащее принципам международного права”, — написал он.

В посте Баги также рассуждал, как Иран дошел до этого исторического момента и как его можно было избежать. Сам журналист назвал свой пост дерзким, учитывая общее эмоциональное состояние общества в Иране. “Фактически это была критика государственной политики”. Но Баги тем не менее недоумевает, почему его пост удалили: “Что конкретно нарушило политику Instagram?”.

“Если вы будете следовать нашим правилам, вы можете избежать удаления вашего аккаунта”, — получил предупреждение Баги. Он предполагает, что причиной удаления его поста могло стать то, что он называет смерть генерала “мученичеством”. Таких взглядов придерживаются многие иранцы, воспринимающие Сулеймани как значимую фигуру, сражавшуюся с Саддамом Хусейном и ИГИЛ.

“Алгоритмы Instagram по определению потенциально опасных постов не на английском языке очень небрежны или, по крайней мере, недостаточно развиты, — говорит Кэмпбелл. Я предполагаю, что у них есть список опасных слов, и “мученик”, должно быть, среди них”. 

Иранская диаспора тоже пострадала от блокировок Instagram. Норвежка иранского происхождения предпринимательница Бахаре Летнес, партнерша бывшего министра рыбного хозяйства Норвегии, тоже обнаружила, что ее пост удалили. У Летнес больше 20 тысяч подписчиков. Она выложила черно-белую фотографию Сулеймани, назвав его “героем войны”: “Я надеюсь, американских военных вышвырнули с Ближнего Востока навсегда. Покойся с миром”. Ее пост тоже был удален. 

“Я не удивлена, я знала, что цензура существует повсеместно, — сказала Летнес. — Instagram считает, что мне нельзя выкладывать “фотографии, содержащие сцены насилия”. Вы можете показать, где здесь насилие?” — спрашивает она, имея в виду фотографию Сулеймани.

“США могут заблокировать мой аккаунт, подвергнуть меня цензуре, угрожать мне, но они не заставят меня молчать”, — написала Летнес в своем втором аккаунте.

Официальный представитель правительства Ирана Али Рабии осудил Instagram за принудительное сворачивание дискуссии о Сулеймани. “Это недемократический и бессовестный поступок, Instagram заблокировал голос невинной нации, протестующей против убийства генерала Сулеймани”, — написал он в Twitter. 

В ноябре иранское правительство полностью заблокировало интернет в стране на неделю, отрезав миллионы от сети. В течение многих лет Иран строит подконтрольный правительству “интранет” и создает альтернативное Instagram приложение. Иранцы опасаются, что ноябрьский шатдаун — это только начало, а дальше их ждет полная изоляция интернета. 

Исследователь Амир Рашиди считает, что удаление постов о Сулеймани в социальных сетях сыграло на руку иранским лидерам и их кампании по изоляции интернета: “Это огромный подарок для иранской пропаганды. Владельцы социальных сетей должны понимать последствия своих действий. Они попросту помогают иранскому правительству контролировать народ”. 

Иранцы уже пытаются избежать угрозы удаления аккаунтов. “Люди включили самоцензуру. Когда они пишут что-то о текущих событиях, они стараются не упоминать Сулеймани и Корпус Стражей”, — говорит Рашиди. — Кажется, у нас никогда не будет места, где мы могли бы свободно выражать свои мысли”.

Оригинал статьи

Isobel Cockerell

Isobel Cockerell is a reporter and filmmaker with Coda Story. A graduate of Columbia Journalism School, she has also reported for WIRED, USA Today, Rappler, The Daily Beast, the Huffington Post and others.

Get in touch via [email protected] Follow @isocockerell

We use cookies on this website to make your browsing experience better. Accept our use of cookies, Privacy Policy and Terms of Use