Дезинформация

“Это демонстрация абсолютно репрессивной машины государства, которое обиделось на журналистку”

Галина Арапова, директор, ведущая юристка Центра защиты прав СМИ, объясняет, что не так с делом Светланы Прокопьевой и почему обвинение в терроризме одной журналистки — угроза для свободы слова в России в целом

Шестого июля Второй западный окружной военный суд признал псковскую журналистку Светлану Прокопьеву виновной в публичном оправдании терроризма. Дело в отношении Прокопьевой возбудили из-за ее колонки на сайте “Эха Москвы”, в которой она анализировала причины теракта, совершенного 17-летним подростком в приемной ФСБ в Архангельске в октябре 2018 года. Обвинение запрашивало для Прокопьевой шесть лет лишения свободы. Но суд назначил ей штраф 500 тысяч рублей. Мы попросили ведущую юристку Центра защиты прав СМИ Галину Арапову рассказать, какие последствия может иметь это дело для свободы слова в России. 

Это дело уникально тем, что оно от начала и до конца построено на примитивной обиде государства. Не на нарушении закона, а на желании продемонстрировать свою власть и заткнуть рот всем, кто хочет порассуждать на темы, на которые государство хочет нам запретить говорить.

В законе оправдание терроризма рассматривается как признание практики терроризма достойным подражания. Этого в тексте Светланы нет — а значит, не должно было быть ни вот этого абсурдного преследования, ни перекладывания с больной головы на здоровую. Все это — демонстрация абсолютно репрессивной машины государства, которое очевидно обиделось на то, что Светлана в своей публикации бросила государству упрек в том, что и оно виновато во взрыве в здании ФСБ.

Журналистика мнений уже очень давно небезопасна в России. Но есть темы, на которые писать особенно опасно: это все, что связано с критикой президента — здесь даже специальный закон придумали, неуважение к власти — и все, что связано с ФСБ и темой антитеррористической деятельности спецслужб. И здесь мы видим абсолютно жесткое применение статьи 205.2 к ситуациям, которые подпадают под обычную качественную аналитическую журналистику.

Мы обратили внимание на волну преследования именно в связи с обсуждением теракта, совершенного Михаилом Жлобицким. Государство не упускает ни одного человека, который посмел рассуждать на тему именно этого конкретного теракта, из-под своего контроля. Мы видим волну уголовных дел, жестких обысков — и это очевидный тренд.

Спецслужбы говорят, как они доблестно защищают нас от терроризма — и приходит мальчишка, который взрывает себя у них прямо под носом. Я думаю, причина в том, что это теракт, который произошел у них дома. Это упрек в непрофессионализме. И они этот упрек не хотят слышать. Они не хотят разговаривать с обществом на эту тему. Это тот случай, когда тема — табу. И государство не просто вносит законодательный запрет — оно еще и демонстрирует такое совершенно непримиримое нежелание видеть хоть какую-то аналитику по этому поводу. 

Уголовное преследование Светланы Прокопьевой — очень серьезный удар по журналистскому сообществу, даже несмотря на условную мягкость вынесенного приговора. Журналистское сообщество должно удержать для себя территорию хоть какой-то свободы. Она уже очень относительна — и это очередная ситуация, когда нас еще раз подвинули. Неважно, штраф 300 тысяч или 500 — какой бы приговор ни вынесли, нас подвинули. Нас загоняют в такое гетто молчания, где темы запретны, а журналисту невозможно делать то, что он обязан делать по закону. И это, конечно, сигнал всем журналистам, что нужно отдавать себе отчет в том, что происходит, и не отсиживаться. 

Сегодня я благодарна всем, кто приехал Светлану поддержать, но три недели, что дело слушалось в суде, в зале практически не было никого. Адвокаты со Светланой бились за здравый смысл и право каждого из нас говорить на важные темы, один на один с этим военным судом. Поэтому в данной ситуации это сигнал журналистскому сообществу, что пора взрослеть, что в следующий раз, если что-то случится и государство не захочет, чтобы мы это обсуждали, нам не дадут это обсуждать.

Несмотря на то, что приговор относительно мягкий, мы рассматриваем его как неправосудный, потому что в этом деле вообще нет состава преступления. Мы будем обжаловать его в Европейском суде по правам человек — это вопрос принципиальный, и он принципиален на будущее для каждого живущего в этой стране.

Если вам кажется, что освещать такие темы важно, поддержите нас и подпишитесь на нашу регулярную рассылку .И следите за нами в Телеграме.

Tatiana Torocheshnikova

Tatiana Torocheshnikova works as an editor for CodaRu. Born in Moscow, Russia, she worked as an editor for Team 29. Covered violations of human rights and cases of high treasure and espionage in modern Russia. Currently based in Moscow