Дезинформация

Балтийское море вымирает. В этом могут быть виноваты российские животноводческие фермы

Животноводческие фермы в Ленинградской области сбрасывают отходы в близлежащие водоемы, а приводит это к вымиранию больших площадей морского дна Балтики

Резиновые сапоги Сергея Грибалева увязают в густой грязи, когда он идет по открытому полю. Пока он готовится взять образцы воды и осмотреть близлежащий ручей, чайки садятся на поверхность заполненного навозом котлована размером с плавательный бассейн. 

“Это только вершина айсберга”, — говорит Грибалев через респиратор, закрывающий нижнюю половину его лица.

Сергей Грибалев — глава ленинградского отделения общественного экологического движения “Альянс Зеленых”. До 2019 года движение было политической партией и даже выдвигало кандидатов на выборы в Мосгордуму, а сам Грибалев кроме участия в “Альянсе” входит состоит в Общественном совете при Минприроды России. Но известен он больше как независимый эколог. 

Мы находимся на окраине поселка Победа в Ленинградской Области, в пятидесяти километрах от Санкт-Петербурга. Стоит ужасная вонь. 

Четыре лагуны переполнены тоннами отходов животноводства с местной птицефабрики. Некоторые усеяны гниющими куриными тушками. Эти озера экскрементов, содержащие опасное количества фосфора, производит птицефабрика “Ударник” — одна из крупнейших в области. По данным СПАРК, птицефабрика на 100% принадлежит Гатчинскому комбикормовому заводу, которым владеет группа физлиц, среди которых, например, депутат Заксобрания Ленобласти единоросс Татьяна Бездетко. На сайте компании написано, что “Ударник” был основан в 1970 году в “экологически чистой местности”. С тех ферма сбрасывает неотфильтрованные отходы в местную почву — уже около сорока лет.

По оценкам Финского института окружающей среды, в воду попадает от 10 до 20 тонн фосфора в год. Половина оказывается в Балтийском море и в Финском заливе, через который доходит до берегов Эстонии. Оттуда загрязненные воды дальше текут на юг — в сторону Швеции и Польши. 

Загрязнение фосфором приводит к эвтрофикации — когда концентрация минералов и питательных веществ в воде становится настолько высокой, что способствует чрезмерному росту водорослей. Из-за этого кислорода в воде становится меньше, и морские организмы и животные гибнут. Эвтрофикация в Балтийском море привела к образованию “мертвых” участков морского дна, сопоставимых по размеру с территорией Дании. 

Хотя владельцы ударника и утверждают, что “на птицефабрике строго соблюдаются международные стандарты ISO 14001 и ISO 22000, включая HACCP, что гарантирует безопасность производимой пищевой продукции и отражает бережное отношение к окружающей среде”, Ленинградская область больше других несет ответственность за загрязнение вод.

На заднем плане — фабрика “Ударник”, перед ней навоз с фермы. Фото: Folke Rydén

Несколько стран Балтики, особенно Финляндия, официально требовали от России уменьшить выбросы фосфора. В последние годы российское правительство поддерживало эту идею, а власти Санкт-Петербурга даже заявляли о сотрудничестве со странами Балтии в разработке стратегий по улучшению экологии. В России 2017 год даже объявили годом экологии, а глава Ленинградской области Александр Дрозденко заявил, что это “послужит делу развития культуры заботы о природе”.

Но на деле такой энтузиазм оказался только прикрытием. Корпорации и политики отказывались принимать во внимание тот факт, что выброс огромного количества неочищенных отходов животноводства в российскую почву может привести к загрязнению окружающей среды и в других местах. Вместо того, чтобы решать эту проблему, они попытались дискредитировать работу независимых исследователей, результаты которой противоречат их собственным интересам.

Руководство “Ударника” в разговорах со СМИ отрицает нарушение природоохранного законодательства. Отвечать на вопросы Coda Story в компании отказались. В интервью порталу 47News в 2018 году председатель совета директоров фабрики Николай Чистяков говорил, что  с анализами воды “все в порядке”. Тогда на территории Ленинградской области из-за сброса огромного количества птичьего помета в сточные воды произошла экологическая катастрофа.

Эксперты прогнозировали, что зловонный запах будет сохраняться в близлежащих к фабрике поселках еще несколько лет. В разговоре с “Коммерсантом” генеральный директор фабрики Григорий Чистяков утверждал, что его ферма не сливает куриный помет, а хранит его в четырех лагунах площадью 10 тысяч тонн каждая, после чего он перерабатывается в удобрения. 

“А по поводу запаха — он какими-то документами в нашей стране регламентируется? Нет!” — сказал тогда Чистяков журналистам.

Годом ранее “Ударник” уже штрафовали за сброс неочищенных сточных вод. Очистные сооружения, по словам Сергея Грибалева, к тому моменту не работали уже около 10 лет. 

Но “Ударник” — только часть проблемы. Вокруг Санкт-Петербурга находятся как минимум 145 крупных животноводческих, птицеводческих и птицеферм, на каждой из которых обитают около 172 тысяч животных. В Ленинградской области более 10 действующих птицефабрик. По словам исследователей, каждая птицефабрика ежегодно выбрасывает 10 тонн фосфора в Балтийское море.

Отрицание фактов

Сеппо Кнууттила, главный исследователь Финского института окружающей среды, своими глазами видел, что происходит в поселке Победа. Он еще в 2011 году называл Ленинградскую область основным загрязнителем окружающей среды. В 2013 году Кнууттила получил премию Фонда Балтийского моря за обнаружение выбросов с российский заводов, которые в том числе попадали в Финский залив. По словам исследователя, ситуация в Победе — худшее из того, с чем он сталкивался за свою более чем двадцатилетнюю практику. 

“Огромное количество навоза полностью покрывало землю. И это не было похоже на удобрения”, — вспоминает ученый.

Кнууттила отслеживает загрязнения в Балтике с 1980-х годов. Он первым начал искать его источники в окрестностях Санкт-Петербурга в 2008 году. 

“Для России это было в новинку, потому что ни у кого не было информации о выбросах крупных животноводческих заводов”, — говорит Кнууттила.

Когда он впервые выявил несколько крупных источников загрязнения, Россия отреагировала враждебно. На Кнууттилу набросились российские СМИ, а РИА Новости назвали его “хулиганом и провокатором”.

“Необходимо было срочно принимать превентивные меры, но энтузиазма по поводу результатов наших исследований у российских властей не было”, — вспоминает он. 

Весной 2011 года, когда Кнууттила изучал выбросы в этом районе, он обнаружил огромную утечку навоза в Ладогу из-за прорыва плотины на Невской птицефабрике. Сначала это стало новостью в Финляндии, а потом и в России. 

“Как только о проблеме узнали российские СМИ, власти больше не могли это скрывать, — говорит Кнууттила. Этим, возможно, и объясняется такое отношение властей ко мне”.

По его словам, глава природоохранного ведомства Ленинградской области обвинила ученого во “лжи и клевете на Россию” после того, как он обнародовал детали аварии на плотине. 

После аварии Кнууттила проверил образцы воды и отследил загрязнение по изображениям со спутника. По его оценкам, выбросы фосфора составили от 40 до 50 тонн, большая часть попала в близлежащие водоемы. 

Ни представители Невской птицефабрики, ни власти Ленинградской области не ответили на запросы об интервью. 

Кнууттила продолжил искать источники загрязнения в России, несмотря на препятствия со стороны государства. Но худшее было еще впереди. В начале 2012 года он обнаружил крупнейшую утечку — по 1000 тонн ежегодно, согласно его подсчетам. Выбросы производил завод “Фосфорит” компании “ЕвроХим”, который находится на реке Луга в Кингисеппе, городке в 85 километрах от Санкт-Петербурга. 

В апреле 2012 года Сеппо Кнууттила вместе с коллегами из финско-российской группы исследователей брал образцы воды в реке Луга. Уже некоторое время он искал источники выбросов фосфора в реку. Несмотря на то, что сбор проб был согласован российскими и финскими властями заранее, исследователей арестовали. Кнуттиллла допрашивали в отделении полиции шесть часов. По сообщениям СМИ, его подозревали в шпионаже. Компания “ЕвроХим” утверждала, что он без разрешения проник на территорию фабрики. 

Кнуттилла отпустили только под утро. Тогда он и обнаружил, что в отделении у него забрали компьютер со всеми собранными материалами. 

Арест ученого перерос в международный конфликт между Финляндией и Россией. В Российском МИДе Кнууттилу обвинили в проникновении на территорию завода и назвали его действия “неприемлемыми”. Финские власти в свою очередь призвали Россию объяснить задержание эколога. 

В Институте, где  работает ученый, заявили, что его задержание было связано с исследованием незаконных выбросов фосфора в Лугу, которое ранее было опубликовано на сайте Института. Министр окружающей среды Финляндии Вилле Ниинисте даже обращался к главе Минприроды Юрию Трутневу с просьбой вмешаться в ситуацию с загрязнением акватории Финского залива выбросами фосфора. 

Повторно Кнууттила допросили уже на границе с Финляндией. Когда ему наконец удалось вернуться домой, Институт обратился к российским властям с просьбой вернуть компьютер с исследованиями. 

Продолжать работать в России Кнуттилла уже не может, потому что боится ареста. “В России меня ждут неприятности, — говорит сам Кнуттилла. — Даже несмотря на то, что я уже многое исследовал, моя работа в этой стране не окончена. Но если я попытаюсь взять образцы или приблизиться к источнику выбросов, меня, скорее всего, снова арестуют”. 

Отрицание и штрафы

“Ударник” и другие животноводческие фермы отравляли землю в Ленинградской области, сливая отходы, еще с советских времен, разрушая экосистему не только российских вод, но Балтийского моря. 

Вкладываться в дорогостоящее строительство очистных сооружений фермам не выгодно. Штрафы от местных природоохранных органов приходят нечасто, так что выгоднее их заплатить, чем что-то менять.

“Выбросы никак не контролируются. Местные надзорные органы хоть и выдвигают обвинения и штрафуют эти фермы, но закрывают глаза на экологические проблемы, которые с каждым годом только ухудшаются”, — говорит Сергей Грибалев.

В 2010 году в “Ударнике” сменилось руководство, и новые владельцы обещали поменять политику предприятия. Компания сделала несколько многообещающих шагов для борьбы с загрязнением: в 2013 году она объединилась с финской природоохранной организацией Фондом Джона Нурминена, который занимается защитой Балтийского моря, чтобы минимизировать риски утечек из навозных лагун в окружающую среду.

В итоге запустился совместный финно-шведский проект по установке крупной системы фильтрации, которая позволяет уменьшить количество фосфора, попадающего в Финский залив.

Но Марджукка Порвари, директор проекта по очищению Балтийского моря из Финского Фонда говорит, что “Ударник” установку такой системы себе позволить не мог:

“Проект длился до июня 2017 года, но навоз сбрасывали на протяжении сорока лет, и с тех пор, как мы оттуда уехали, ситуация только усугубилась”, — говорит Порвари. 

Лагуны с навозом перед фабрикой “Ударник”. Фото: Folke Rydén

И все же некоторые продолжают утверждать, что неочищенный навоз не наносит вред окружающей среде. 

“Они ничего плохого не делают, – считает миллиардер Никита Мельников, бывший владелец крупнейшей в России птицефабрики “Синявская”. — Важнее контролировать городские сточные воды, чем обращать столько внимания на птицефермы”, — сказал Мельников в разговоре с Coda Story.

В “Синявской”, которая также находится в Ленинградской области, около 3,58 миллионов куриц-несушек, которые несут более двух миллиардов яиц в год. Всего в 2017 году во всей Ленинградской области курицы на птицефермах снесли более 3,2 миллиардов яиц.

Мельников был владельцем “Синявской” с 2006 по 2016 год, когда активы предприятия перешли представителям агрохолдинга “Русгрэйн”. Стоимость сделки оценивалась в 7 миллиардов рублей.  В 2019 году почти 90% акций “Синявской” получил Сбербанк, главный кредитор фабрики последних лет. 

Сейчас миллиардер переквалифицировался в лоббиста и курсирует между владельцами ферм и местными властями. В загрязнении Балтийского моря он предпочитает обвинять Финляндию.

“Птицефабрики не оказывают негативного воздействия на окружающую среду. Почему обвиняют только Россию? Финляндия тоже несет за это ответственность”, — заключает Мельников. 

“Я волнуюсь за здоровье своих детей”

Большую часть времени эколог Сергей Грибалев проводит в Победе, изучая загрязнения вокруг поселка. Минивэн, в котором он соорудил лабораторию, похож на машину из фильма “Охотники за привидениями”. 

Закончив собирать образцы на свалке возле “Ударника”, Грибалев возвращается в минивэн, чтобы провести тесты. 

“Многие боятся, что отравятся или заболеют”, — говорит эколог, склонившись над своими исследованиями.

По данным прокуратуры Выборгского района, которая подала иск против “Ударника”, компания неоднократно нарушала требования по очистке сточных вод в Победе. Теперь ферме придется строить очистные сооружения. Ущерб, нанесенный окружающей среде, по данным прокуратуры, оценивается примерно в 4,8 миллионов рублей (курс на май 2020).

В 2018 году генеральный директор “Ударника” Григорий Чистяков получил несколько штрафов на сумму от $45 до $450 за выбросы неочищенных сточных вод.

В прокуратуре отказались от комментариев. Чистяков также отказался от интервью и не ответил на письменные вопросы Coda Story. 

В прошлом году местные власти обещали снова построить в Победе очистные сооружения, но из-за бюрократических проволочек проект до сих пор не начали. Его стоимость оценивается в 355 миллионов рублей. Жители говорят, что чиновники перестали реагировать на их жалобы об утечках навоза, из-за которых в поселке стоит зловонный запах, а сточные воды по-прежнему не очищаются. Стройку тем временем перенесли на конец 2021 года. 

“Они не хотят сотрудничать ни с нами, жителями, ни с другими организациями, — говорит местная активистка Надежда Опорова. — Местные власти все устраивает. Коррумпированная птицеферма —основной источник дохода города, поэтому владельцы фермы с властями заодно”.

Лагуны навоза на окраине поселка Победа Ленинградской области. Фото: Folke Rydén

Преследование таких исследователей, как Сеппо Кнууттила, приводят к очень серьезным последствиям. Досконально неизвестно, сколько всего загрязняющих веществ, которые сбрасывают сельскохозяйственные и промышленные объекты, попадает в близлежащие реки и Финский залив. 

“Единственные данные об этом были собраны во время международных проектов, которые прекратились в 2012 году”, — говорит Кнууттила.

Он не удивлен тому, что ситуация вокруг “Ударника” с тех пор только ухудшается. 

“Когда за этим никто не следит, ловить нарушителей некому. Властям это или не интересно, или их подкупили, а у компаний нет никакого стимула заботиться об окружающей среде самостоятельно”, — говорит ученый. 

Тем временем в Балтийское море продолжает попадать фосфор, хрупкая морская экосистема гибнет, а жители Победы страдают от опасных выбросов. 

Опорова объясняет это так: “Я переехала сюда, чтобы дышать свежим воздухом. Но сейчас не то что воздух, у меня из крана льется коричневая вода, ее невозможно пить, и я очень волнуюсь за здоровье моих детей. И все это — от безразличия владельцев этих ферм”. 

Перевод Марины Бочаровой

Если эта история кажется вам важной, подпишитесь на нашу регулярную рассылку, чтобы получать информацию, которую вы не увидите в других медиа. И следите за нами в Телеграме.

Maria Georgieva

Maria Georgieva is an investigative journalist and documentary maker based in Moscow since 2016. Born in Bulgaria, raised in Sweden, Maria is also Swedish daily newspaper Svenska Dagbladet's correspondent in Russia. She previously worked for Swedish public radio and television. @mariageorgieva