Инфодемия: кто протестует в трамвае

и кто — в Лихтенштейне

В Улан-Удэ сломались автобусы с цитатой Путина за пять миллионов рублей, а в Барнауле трамваи простаивают из-за акций антимасочников. 

Но кажется, сломалось что-то большее. Каждый день из любого региона приходят новости: вот видео-«минутка» из жизни ковидного морга в Новокузнецке, где через тела приходится перешагивать. Вот в Новосибирске больных кладут прямо на лестничных пролетах. Вот омские врачи катают пациентку целый день по городу — потому что ее некуда положить. Вот курганские врачи просят Путина прислать в регион военных медиков для борьбы с «неконтролируемой эпидемией». А Минздрав после всего этого запрещает врачам публично высказываться о коронавирусе — только с его ведома.

Вакцина нам не поможет

«Пришли только что результаты ИФА (на антитела) — они отрицательные. Значит мне точно досталось плацебо, потому что антитела я сдавала спустя неделю после 2й вакцины. *, ** я в * * * *! Твари !», — так отреагировала сотрудница RT Мария Баронова на новость о том, что она заразилась коронавирусом. В конце сентября она стала одной из испытуемых в тестировании российской вакцины «Спутник V» — но неизвестно, получила она вакцину или плацебо.

Коронавирусом заразился еще один публичный участник испытаний — заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Валерий Гартунг. В начале недели в СМИ появились сообщения и о других случаях заражения добровольцев.

Директор центра Гамалеи Александр Гинцбург говорит, что «новых нежелательных реакций не появилось» и обещает раскрыть полные данные испытаний в середине ноября. По его словам, среди инфицированных «с высокой вероятностью будут те, кто получал плацебо, или на момент контакта с вирусом не прошел полный курс вакцинации».

Но есть мнение, что вакцина вообще должна быть принципиально другой. Бывший сотрудник новосибирского центра «Вектор» Александр Чепурнов переболел весной, а осенью стал специально общаться с больными без средств защиты, чтобы заразиться повторно и проверить, как долго держится иммунитет. И ему это удалось. Теперь он считает, что коллективного иммунитета у нас не будет, и это значит, что нам нужна «убитая» вакцина — в составе которой в организм вводится сам возбудитель инфекции. Над такой сейчас работают в Научном центре исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени Чумакова РАН — это будет уже третья российская вакцина.

Государство решает, кому рожать, а кому нет

На этой неделе мы с моей коллегой Мариной Бочаровой дописали текст про принудительную стерилизацию женщин в учреждениях закрытого типа. Недавно несколько женщин из Уктусского пансионата рассказали, что их принудительно стерилизовали, не спросив согласия и не объяснив, зачем это было нужно. Я знала немного о том, что происходит с системой ПНИ в России, соприкасалась с ней, но никогда до этого не писала про права женщин, которые оказались заперты там. 

Меня поразила аргументация, которой руководствовались сотрудники пансионата: «Сами дебилы и дебилов рожать будете». Я знаю, что в пансионатах содержатся дееспособные люди, которые могут обслуживать себя, а еще я знаю, что диагнозы, которые ставят постояльцам, не передаются по наследству. Мы стали копать дальше и нашли еще несколько историй из других регионов: не только о стерилизации, но и о том, как приходилось отвоевывать уже рожденных детей с помощью ЕСПЧ и как рожают после изнасилования в ПНИ. Мы попытались посмотреть на проблему шире — и найти ее корни. 

Прочитать текст можно тут.

…и следит за гражданами

Московские власти ввели обязательную регистрацию по QR-коду в барах и ночных заведениях — теперь посетителям надо зарегистрировать свой номер телефона на сайте mos.ru и получить подтверждение. Одна из посетительниц бара «Simach в Недальнем» выложила такое подтверждение в инстаграме. В нем было упомянуто юрлицо, которое владеет баром. Журналист «Медузы» Иван Голунов проверил это юрлицо и обнаружил, что 25% его принадлежит сестре премьера Михаила Мишустина.

Это довольно иронично: чиновники окружают нас тотальной слежкой под предлогом борьбы с коронавирусом, но не учитывают, что сами могут стать объектами расследований. Отреагировали они быстро: в тот же день источники «Медузы» в мэрии сообщили, что информацию о юрлицах из системы уберут.

Информация об этом юрлице не секретна, — замечает Илья Шуманов, заместитель гендиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия». Ее можно найти и в открытых источниках. Гораздо важнее, по его мнению, что глобальная цифровизация несет риски для обычных москвичей — непонятно, кто и как будет использовать большой объем их персональных данных. «С учетом того, как безобразно работает система защиты персональных данных в России, эти данные либо уже находятся в открытом доступе, либо скоро будут», — считает Шуманов.

Главными бенефициарами технологий слежки он называет Ростелеком и Сбербанк. «Они будут активно обмениваться этими данными с государством. И в итоге ключевым бенефициаром станет государство, усилившее контроль за гражданами, личностью и бизнесом», — говорит Шуманов.

Трамвайный протест в Барнауле

«Дверь открыл, ты, животное», — обращается блондинка в синем пуховике к водителю трамвая в Барнауле. Это видео обошло местные паблики и эфиры новостей. По версии первоисточников, администраторов паблика «Инцидент Барнаул», эта женщина была зачинщицей антимасочного протеста в общественном транспорте, в ходе которого задержали 17 человек. 

На деле же оказалось по-другому. Мария Пономаренко, левая активистка, участница движения «За новый социализм», сама выложила видео из трамвая от первого лица. Она утверждает, что узнала о задержании людей без масок из городского чата в WhatsApp — и решила съездить для предотвращения «беспредела». 

Кто же изначально устроил антимасочный протест и был ли он организованным? 

В трамвае ехала группа около 12 человек — они собирались в отделение полиции, чтобы подать заявления о превышении должностных полномочий со стороны кондукторов и водителей. Все они ранее были оштрафованы за неношение масок, но категорически были с этим не согласны. 

«Там не все радикалы, — объясняет Мария. — Некоторые просто возмущены, что маски не предоставляют бесплатно, раз уж требуют их носить».

Среди них был местный блогер Леонард, который ведет блог «Хватит врать!» на YouTube. Он и некоторые другие участники поездки из этой группы называют себя «гражданами СССР» (это люди, которые отказываются признавать распад Советского Союза и легитимность российской власти — мы писали о них как об отрицателях технологии 5G). 

Но были среди пассажиров и случайные люди: помимо самой Пономаренко, в трамвае оказался пожилой мужчина, который зашел уже после его остановки узнать, нужна ли помощь. У него в машине остались две внучки. 

«Я не права, — говорит мне Мария в телефонном разговоре. — Я посмотрела со стороны на себя, не смогла контролировать себя. Я и к психологу записалась, и лекарства пью. Но когда двери заблокировали и не выпускали нас, я не смогла сдержать себя». 

Мария признается, что сама не видит смысла в ношении масок, но маску с надписью «Путина в отставку» надевает, чтобы не провоцировать конфликты. 

Вагон с протестующими полицейские отправили в тупик. Позже стало известно, что на всех участников протестной поездки составили протоколы, одного из них оставили на сутки в изоляторе. От протестной акции в городе пострадали более трех тысяч пассажиров — транспорт простоял без движения больше 4,5 часов. 

Усталость от коронавирусных мер нарастает — и приводит к протестам не только в России, но и в Европе.

Даже в маленьком Лихтенштейне — стране, которая крайне редко попадает в заголовки новостей. Население Лихтенштейна едва достигает 40 тысяч человек, но количество новых случаев в стране неуклонно растет, и недавно власти ввели новые ограничения. Граждане ответили на это акцией — они пришли к зданию правительства и просто зажгли перед ним свечи. На это с удивлением смотрели полицейские, которых в Лихтенштейне всего 120 человек.

Пример того, как небольшая страна может реагировать на вторую волну, показывает Словакия. Правительство страны планирует поставить беспрецедентный эксперимент и протестировать все население количеством 5,4 миллиона человек за две недели. Таким образом власти рассчитывают «почти хирургическим вмешательством покончить с распространением Covid-19». Осталось понять, будет ли это решением для небольших стран — или это просто пиар-ход премьер-министра, пытающегося улучшить свой имидж, который пострадал во время борьбы с пандемией.

Берегите себя. 

Катя

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.

Tatiana Torocheshnikova

Tatiana Torocheshnikova works as an editor for CodaRu. She was born in Moscow, Russia. She worked as an editor for asocciation of lawyers and journalists Team 29 and covered violations of human rights and cases of espionage in modern Russia