Coda письмо

Наношу защитный макияж против тотальной слежки

— Вы хотите задержать или что? — спрашивает девушка с раскрашенным красками лицом разозленных полицейских. — Зачем вы меня снимаете? Куда вам это надо, на Лубянку отнести?

Это Катрин Ненашева, художница, которая со своими студентами создала движение “Следуй” — против использования системы распознавания лиц в России. В прошлое воскресенье шестеро активистов пришли в центр Москвы, к Администрации президента, и начали рисовать на лицах.

Геометрический макияж должен запутывать алгоритмы распознавания лиц. Ребята хотели прогуляться по Москве и посмотреть, где и как установлены камеры. Но не получилось: буквально через пять минут появились недоумевающие сотрудники полиции. Они кричали: “Кто у вас главный?”, фотографировали всех активистов на свои личные телефоны. В итоге четверых участников движения задержали. Мы сняли об этом видео

Чиновники официально заявили: в Москве начали работу 105 тысяч камер с системой распознавания лиц. Система в режиме онлайн оцифровывает лица и сравнивает их с розыскными базами данных.
Системы слежения за гражданами работают более чем в шестидесяти странах, большая часть технологий для них разработана в Китае и Америке. На первом месте по количеству камер Пекин (600 тысяч), кроме того, в китайские полицейские тестируют очки с системой распознавания лиц. За ним следует Лондон.

Технология распознавания лиц будет активно использоваться во время Олимпийских игр в Токио. В Индии уже существует крупнейшая биометрическая база данных миллиарда граждан, а с этого года заработают камеры, распознающие лица (и мы скоро выпустим репортаж о камерах в школах Дели). Чем быстрее система распознавания лиц расползается по миру, тем больше молодых людей пытается объединиться против слежки государства. 
Грим
В большинстве случаев системы распознавания лиц работают при помощи OpenCV, библиотеки алгоритмов компьютерного зрения. Алгоритм исследует расстояния между различными частями лица. В этом видео показан такой процесс.

В 2010 году нью-йоркский художник Адама Харви начал исследовать, как с помощью искусства и моды можно бороться с системой распознавания лиц. Он запустил проект “CV Dazzle”, изобретая необычные прически и макияж, которые бы путали алгоритмы. Он сделал основные выводы: надо затемнять область переносицы, области вокруг глаз, создавать асимметрию лица. 

У Харви есть последователи: Dazzle Club — лондонцы, которые ежемесячно выходят на массовую прогулку по городу с разноцветным макияжем на лице, тестируя его работоспособность. Им никто не препятствует. В январе с ними гуляла моя коллега из англоязычной Coda Story и написала об этом репортаж. Один из участников прогулки тогда сказал: “Я выгляжу, как карта метро”. Такой макияж действительно привлекает слишком много внимания и кажется нелепым.
Активисты используют и другой вид макияжа — дань концертному амплуа американского хип-хоп дуэта Insane Clown Posse. Это полностью выбеленные лица с черными элементами. О том, как этот грим работает, писала для Coda активистка из Америки, которая волонтерит на массовых мероприятиям медиком.Все активисты проверяют действенность макияжа с помощью Facebook или масок в Instagram и Snapchat. Если система не может определить область лица, макияж сработал. Но стопроцентно рабочего мейкапа пока нет.

В последнее время внедряются 3D камеры, которые распознают лицо по большему количеству точек. И перехитрить их становится сложнее. Технологии развиваются — параллельно развиваются технологии укрытия от них.
Больше способов
Художник Адам Харви пошел дальше и разработал ткань с пиксельным принтом в виде множества других лиц, которые будут сбивать систему распознавания.

Студенты Утрехтской школы искусств изобрели проектор, который проецирует на лицо портрет другого человека, что тоже сбивает системы распознавания. И даже представляли его на неделе дизайна в Милане. Но дальше проекта дело не пошло.

В Чили протестующие использовали лазерные ослепители, чтобы сбить беспилотник, который отслеживал их движения. В некоторых странах используют инфракрасные светодиоды, которые крепятся к кепке и засвечивают лицо человека. Ученые из Токио давно разработали очки, которые засвечивают лицо. 

Художник Лео Сельваджио давно изобрел — и до сих пор продает за 200 долларов — 3D маску со своим лицом. По его задумки системы распознавания лиц будет идентифицировать всех пользователей маски как Лео Сельваджио.  Идея художника провокационна, но он поднял важную тему: системы распознавания лиц в той или иной степени имеют расовые предрассудки. Программа с большей точностью распознает лица белых мужчин. А с представителями других рас могут случаться ошибки, что повлечет за собой наказания невиновных (к слову, система Face ID от Apple на деле тоже показывала расистские черты, не различая лица китайских пользователей). 
Прозрачность
В холодный февральский день на прогулку по Москве против распознавания лиц вышли всего шесть молодых людей. Большинство граждан (и не только в этой стране) не видит в этом проблемы. Есть же положительная сторона: с помощью камер задерживают преступников, правоохранители успешно об этом отчитываются. Да, но в то же время они используются против активистов и неугодных правительству граждан. В Москве уже был случай, когда задержали не преступника, а политического активиста — распознав его с помощью системы.

Китай — гипертрофированный пример того, как технологии в руках авторитарного режима становятся неуправляемыми. В конце января выяснилось, что чиновники города Сучжоу решили выслужиться и выполнить приказ высшего руководства по искоренению “нецивилизованного поведения”. Они устроили охоту на тех, кто выходил на улицу в пижамах, позже выложив все фотографии с камер наблюдения с именами и личными данными “нарушителей”. Не хочу представлять, что случится, если чиновники и правоохранители других авторитарных государств догадаются так же делать “палки”.

В России уже можно не только купить диски с данными любого гражданина, но и заказать поиск конкретного человека на видео с камер видеонаблюдения (данные сливают сами сотрудники полиции). 

Распознавание лица и идентификация по нему человека означает использование персональных данных без разрешения их обладателя. В Калифорнии и еще нескольких американских штатах на законодательном уровне запретили использовать систему распознавания лиц до тех пор, пока она не станет более прозрачной и не нарушающей права. А в России нет закона, регулирующего этическую сторону тотального видеоконтроля со стороны государства.   
А вы вообще задумывались о системе государственного видеонаблюдения? Сегодня не будет никаких выводов. Тут вопросов больше, чем ответов. Давайте формулировать их вместе и продолжать исследовать тему. 
На связи!
Катя

[email protected]

The story you just read is a small piece of a complex and an ever-changing storyline we are following as part of our coverage. These overarching storylines — whether the disinformation campaigns that are feeding the war on truth or the new technologies strengthening the growing authoritarianism, are the crises that Coda covers relentlessly and with singular focus. We work with dozens of local and international reporters, video journalists, artists and designers to bring you stories you haven’t seen elsewhere, provide you with context missing from the news cycle and illuminate the continuity between the crises we cover. Support Coda now and join the conversation with our team. No amount is too small.

Support Coda

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.

We use cookies on this website to make your browsing experience better. Accept our use of cookies, Privacy Policy and Terms of Use