Инфодемия: приспустим радужные флаги

и призакроем интернет

Привет, друзья!

Это Катя Фомина, главный редактор русскоязычной Coda Story.

В мире неспокойно: над Нагорным Карабахом летают снаряды и гибнут сотни солдат с обеих сторон (а журналистам запрещают освещать это под надуманными предлогами), в Кыргызстане штурмом берут Белый дом и выпускают из изоляторов политзаключенных, в Беларуси не утихают протесты и продолжаются задержания. Россия превысила пик суточных заражений — и ВОЗ сообщает, что в мире за сегодня заразились почти 350 тысяч, это тоже рекорд. 

Это письмо — тоже в огне, в нем про государственную гомофобию в Польше, про интернет-шатдаун в Кыргызстане и то, кто будет виноват во второй волне. 

«Самая гомофобная кампания» в Польше

День рождения Владимира Путина в этом году отметили радужными флагами — 7 октября активисты Pussy Riot вывесили их на нескольких правительственных зданиях в центре Москвы. 

На следующий день активистов начали задерживать в разных местах — например, одного из них полиция сторожила у двери его квартиры больше суток. Это отражает суть отношения российских властей к ЛГБТ-сообществу: на словах дискриминации нет, но законы постоянно ужесточаются, а активисты подвергаются преследованию.

Российские власти часто обвиняют обобщенный «Запад» с его толерантностью в угрозе «традиционным ценностям». Но и на Западе есть страна, в которой начался крестовый поход против ЛГБТ. И это — Польша.

В 2015 году большинство в парламенте Польши завоевала правая партия «Право и справедливость», а президентом стал консерватор Анджей Дуда. Страна начала разворачиваться к «традиционным ценностям». 

Сейчас лидер партии Ярослав Качиньский обещает, что в стране не будет «гомосексуальных браков», а Дуда сравнивает «идеологию ЛГБТ» с коммунизмом и считает ее даже более деструктивной. С молчаливого одобрения властей по улицам польских городов ездит фургон благотворительной организации Fundacja Pro, обклеенный баннерами с призывом «остановить педофилию» в гей-парах. 

Мы поговорили с польскими ЛГБТ-активистами и рассказываем, как страна разворачивается к «традиционным ценностям» и какими методами сами активисты пытаются с этим бороться.

Неудавшийся интернет-шатдаун в Кыргызстане

На этой неделе в Кыргызстане начались масштабные протесты — а вместе с ними уже привычные в такие моменты отключения связи. Сеть стала пропадать в первый же день — когда на площади в Бишкеке собрались несколько тысяч человек.

«Все стояли, кричали в центре [на площади], и тогда уже вырубался интернет — фото и видео не отправлялись, метров на сто надо было отходить», — рассказывает журналистка «Медиазоны» Айдай Эркебаева.

«Мы хотели освещать и показывать, что там происходило, но не могли друг другу даже позвонить», — говорит кандидат в депутаты от партии «Реформа» Эсен Рысбеков, который тоже был в центре города.

Неправительственный сервис Netblocks, который фиксирует интернет-шатдауны по всему миру, заявил о падении связи в Кыргызстане 5 октября. Netblocks отмечает, что проблемы с сетью у клиентов разных операторов возникали в разное время дня — это может свидетельствовать, что компании получали указания в индивидуальном порядке.

«Я уехал в другую часть Бишкека и проблем со связью больше не испытывал», — подтверждает еще один участник протестов Азат Марат.

Основные претензии возникли у пользователей государственного оператора «Мегаком». Тот заявил в своих аккаунтах, что «никакой команды на отключение связи не было», но пользователи обвинили его в сговоре с правительством и намеренном отключении сети.

Мегаком выпустил заявление, в котором объяснил перебои со связью «техническими работами». «Но какие работы во время захвата Белого дома», — удивляется Айдай Эркебаева. Позже это сообщение Мегаком удалил, а затем пообещал пользователям компенсировать сбой сети.

«У них [«Мегакома»] явно что-то пошло не так, — говорит директор Общества защиты интернета Михаил Климарев. — Сначала пользователи начали ругаться в твиттере, потом люди вышли на улицу, а потом вообще полиция присоединилась к народу — и они все включили, потому что им скандал не нужен».

Коронавирусный вопрос испортил москвичей

Жителей Москвы начали готовить ко второй волне коронавируса. 

В начале недели синхронно высказались сразу несколько журналистов госканалов. Маргарита Симоньян, Тина Канделаки и Андрей Медведев («Вести»), ссылаясь на «больших начальников в мэрии», призвали людей сидеть дома, чтобы не ввели карантин. Иначе, пишет Медведев, будут пропуска «как весной, когда все рванули в парки жарить шашлыки». В марте мэр Москвы Сергей Собянин оправдывал введение жесткого карантина именно «гуляющими на шашлыках» людьми.

Вскоре «низкую самоорганизацию» москвичей отметила и заммэра Москвы Анастасия Ракова «Мы везде видим тотальное несоблюдение масочного режима, отсутствие социальной дистанции, никакого желания людей хоть отчасти снизить свою социальную активность. Полные бары, полные рестораны, в театрах, на спортивных мероприятиях единицы людей видим в маске». 

В Москве всю неделю растет ежедневное число заболевших коронавирусом. Пока неизвестно, будет ли введен повторный карантин с цифровыми пропусками — но если да, то в этом, по мнению властей, скорее всего, окажутся виноваты сами москвичи.

Что происходит в мире

Радикально настроенные правые политики в Европе используют антипрививочную повестку, чтобы добраться до избирателей. Эту тревожную тенденцию мы впервые заметили, когда рассказывали об итальянском политике Саре Куниал, которая со своими взглядами оказалась слишком радикальной даже для правых партий. То же самое сейчас происходит в Швейцарии: Ричард Коллер был главой регионального отделения швейцарской правой партии SVP. В 2017 году он вышел из нее из-за чрезмерно радикальных антимиграционных взглядов. Сейчас Коллер строит свою новую кампанию, призывая к референдуму, чтобы закрепить в Конституции право свободно выбирать, вакцинироваться или нет. Его бывшие коллеги взволнованы: по их словам с помощью группы корона-скептиков и антипрививочников Коллер может собрать необходимые 100 тысяч подписей для проведения референдума. 

Быстрые тесты на Covid-19 уже наводнили рынки разных стран мира — и Китай лидирует в их производстве. Но расследование группы журналистов из Латинской Америки установило, что 98% этих тестов не имеют необходимой сертификации даже в Китае. Согласно расследованию, 80 лабораторий продали такие тесты правительствам стран Латинской Америки — но 71 лаборатория не прошла санитарную проверку китайского правительства, их также нет в списке ВОЗ. 

Что еще почитать

Мы много писали про белорусских журналистов, работавших на государственные медиа, которые уволились в знак несогласия с результатами президентских выборов. Что с ними стало после увольнения? У кого-то появилось время закончить давно снятый фильм, кто-то ушел в копирайтинг, а кто-то — варит кофе и печет хлеб. Они рассказывают свои истории — в материале «Еврорадио». 

Еще один интересный материал: изменилась ли риторика церковнослужителей, которые считали, что «вакцина — это последний шаг глобалистов-сатанистов, для которого они и придумали коронавирус» — после того, как они сами переболели коронавирусом? Журналисты из молдавского ZDG проехались по всем священникам-ковид-диссидентам, чтобы лично узнать у них, поверили ли они в болезнь, когда сами от нее пострадали. 

Письмо подготовлено при помощи Дарьи Захаровой

Берегите себя.

Катя

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.