Дезинформация

«Я хочу, чтобы журналисты с камерами вышли в город и рассказывали, что происходит на Окрестина»

К забастовке в Беларуси начинают присоединяться сотрудники госканалов. Руководство грозит им увольнением — а они каждый день выходят к зданию телецентра и требуют честных новостей

В Беларуси продолжаются забастовки на заводах и промышленных предприятиях. C понедельника к бастующим присоединились и сотрудники государственного телевидения. Для многих из них это стало большим шагом: 26 лет тотального контроля привели к тому, что самоцензура у ведущих вошла в привычку. Идти против системы нелегко: руководство ставит бастующим ультиматум и требует, чтобы они писали заявления об увольнении. Но это их не останавливает. Каждый день перед зданием Белтелерадиокомпании собираются ведущие, операторы, режиссеры госканалов, протестующие против цензуры — и постепенно к ним присоединяются новые сотрудники. Мы поговорили с тремя бывшими ведущими госканалов о том, кто выходит бастовать, чего они требуют и как устроена цензура на телевидении.

Наталья Бибикова

Ведущая культурных программ Наталья Бибикова проработала в Белтелерадиокомпании больше 20 лет. В последний год она делала программу о купаловском театре, который в этом году отмечает столетний юбилей. В понедельник директора театра Павла Латушко уволили. Почти вся труппа поддержала его и тоже написала заявления об уходе. Наталья присоединилась к забастовке сотрудников БТ — формально она не уволена, но ее рабочий пропуск заблокирован.

В субботу я поехала на работу с сыном — забрать какие-то вещи, доделать дела — и стало известно, что руководство срочно собирает сотрудников. Я пошла — там было руководство, глава администрации Наталья Кочанова и пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт.

Информация об этом собрании появилась в соцсетях, перед зданием собралась толпа — пришли белорусы просить говорить правду. Я там пробыла всего 10 минут — муж волновался, приехал забрать сына, и я вышла. Милиция к этому моменту закрыла дверь изнутри, но я видела перед студией народ с плакатами и сказала, что не боюсь, дайте выйти. Мне открыли дверь, я вышла и подняла руку с «викторией».

Так я заявила о своей позиции — и с тех пор я в рядах тех, кто выступает за свободу слова. Я безумно рада, что мы так сделали — с небольшой поправкой: жаль, что это не случилось раньше.

Наталья Бибикова. Фото: из личного архива

Я 20 лет работала режиссером на программе «Добрай ранiцы, Беларусь!», три года делала программу «Театр в деталях» на канале Беларусь 3. Кроме этого, я делала проект «100 дней с Купаловским» на «Культуре» — каждый месяц выпускала программу о том, что делает [купаловский театр], как они репетируют — это было невероятно. Последний выпуск должен был быть 30 августа. И я бы его выпустила, если бы можно было включить то, как высказываются купаловцы — об этом следовало рассказать.

Купаловский театр — это же не просто здание. Это люди, а они все сейчас с [уволенным директором театра] Павлом Латушко. У них проблемы начались еще до выборов, когда они стали высказываться в соцсетях, и было негласное распоряжение купаловцев не показывать — это были разговоры между работниками, кто-то где-то узнал, что было от Ивана Эйсмонта (глава Национальной гостелерадиокомпании) такое распоряжение.

Официально я не уходила с телеканала. Мы хотим работать — но на честном телевидении и доносить открытую информацию.

Вчера во время забастовки я зашла к себе подбить дела и обнаружила, что пропуск в монтажную не срабатывает. Когда я выходила, уже и на выход был пропуск заблокирован. Ко мне подошел штатный сотрудник безопасности, сказал: «Вы Бибикова? Ваш пропуск приказали заблокировать».

Я считаю, что остановить то, что делает агентство, можно только таким способом [забастовкой]. Сейчас это понемногу начинает действовать — вчера вот не вышло «Времечко», сегодня «Добрай ранiцы, Беларусь!». Среди нас пока немного ведущих новостей — основная их масса работает. Нас полторы тысячи примерно в БТ — и я знаю, что обращение к руководству на вчерашний вечер подписало 276 человек. Надеюсь, что сегодня люди присоединятся.

Денис Дудинский

Денис Дудинский был ведущим утреннего шоу «Добрай раніцы, Беларусь!» на канале Беларусь 1. Его вынудили уйти из программы еще до выборов. В июне он стал свидетелем разгона очереди у магазина Symbal.by, торговавшего национальной бело-красно-белой символикой. Денис написал об этом в соцсетях — и после этого руководство Белтелерадиокомпании отправило его в бессрочный отпуск. Денис был организатором «музыкального» пикета у здания Белтелерадиокомпании, когда уволенные ведущие вышли и спели «Ветер перемен» — а сейчас поддерживает бастующих.

Этот магазин [Symbal.by] — в моем районе. У меня родители здесь, я здесь заканчивал школу — и я был вне себя от того, что увидел. Приехал ОМОН, очередь, в которой было человек 20, жестоко разогнали. Я проезжал мимо и на следующий день сказал — да я пойду сам и встану в эту очередь, потому что нельзя впятером бить студентов, нельзя гонять человека, которому за 50, по дворам с дубинками.

Я сфотографировался у этой очереди и выложил пост со своим мнением. На следующий день меня вызвали на телеканал. Руководство было в замешательстве, потому что я по сути ничего такого [запретного] не сказал, но тогда уже начали запрещать очереди, а массовое скопление людей у магазина с национальной символикой — тем более.

Они говорили: «Ребята, ну, вы же понимаете, у нас внутренняя этика, будьте осторожны, потому что вы разжигаете». Я своими глазами видел, кто в этой очереди стоял, а они говорят — это не худенький студент, а засланный казачок.

Мне сказали: «Давай-ка мы тебя просто отправим в отпуск, но на какой период времени — мы не знаем».

Денис Дудинский. Фото: Facebook

У нас у всех была самоцензура, которую выдрессировало государство. Если шутишь в эфире, на тебя смотрят как на предателя. Если говоришь слово «усы» — отстраняют. Даже не появлялось мысли, чтобы пошутить о власти или произнести имя президента — только в новостях или только с восторгом. Как только ты что-то не то скажешь, тебя выключат из эфира. Эта самоцензура внутри: ты даже если захочешь сказать — не скажешь.

Я сегодня с утра включил ТВ — и ничего не изменилось. Новости продолжают рассказывать об успехах в стране — сколько тонн молока надоено, что вчера [в субботу] состоялся прекрасный митинг в поддержку Лукашенко.

Я хочу, чтобы журналисты БТ с камерами вышли в город и рассказывали, что происходит в изоляторе на Окрестина, как изнасилованные люди выходят оттуда — вот это показывайте.

На БТ, по ощущениям, примерно полторы тысячи человек работают — это здание в 18 этажей. Пока бастующих немного, несколько сотен. Вышли ведущие, которые появляются на экране — это важно, но теперь нужен человек, который примет решение и нажмет главную кнопку.

Даже в моей любимой программе — они пытаются, не называя вещи своими именами, дать понять людям, чтобы они берегли себя. Это, конечно, большой шаг вперед. Но сейчас нужен или черный экран, или «Лебединое озеро» — или правда в новостях.

Катя Пытлева, теле- и радиоведущая

Катя Пытлева стала одной из первых ведущих, уволенных с госканала за оппозиционные высказывания. Она вела развлекательную программу «День в большом городе» — и в июне, после поста в Facebook, осуждающего действия ОМОНа и задержания журналистов, ее отстранили от эфира. Сейчас она вместе с бастующими каждый день выходит к зданию Белтелерадиокомпании.

Я была первой ведущей БТ, которая ушла. Это было после мирных собраний еще до выборов, когда начались жестокие разгоны — арестовывали независимых журналистов, которые там работали. Я тогда написала пост, осуждающий действия ОМОНа, задержания журналистов и преследование Тихановской.

На следующий день нас вызвали в кабинет к председателю. Он нам сказал: «Вот вы пишете такие публикации, это нарушение корпоративной этики» — но прямого увольнения не было.

Мы обсудили это с моей руководительницей. Она сказала: «Давай подождем. Прямо уволить тебя мне не сказали». Это совпало по времени с моим мини-отпуском. После него у меня было три эфира, и мне сказали, что я их вести не буду. Когда меня сняли, шел разговор, что это временная мера, но было понятно, что ситуация в стране не изменится.

Катя Пытлева. Фото: из личного архива

До этого у меня был похожий инцидент на другом канале — я не буду его называть, учитывая, что это кулуарная история, но это один из крупных госканалов. Меня просто убрали из кадра и сняли с проекта с формулировкой «симпатизирует оппозиции» — мне об этом рассказали люди, близкие к тем, кто принимает решения.

Если ты работник прямого эфира, к тебе, конечно, проявляют повышенное внимание, отслеживают во всех соцсетях. Прямого приказа какого-то фильтровать информацию нет, но на госканалах я вела развлекательные эфиры. А на радио, где я параллельно работала, постоянно были черные списки музыкантов, кого нельзя упоминать.

Бастуют разные люди с каналов — и ведущие, и режиссеры, и осветители, даже бухгалтерия сегодня вышла. Сейчас появилась информация, что начинают подтягивать работников из России на замену уволенным — не знаю, насколько это фейк. Думаю, что места тех, кто уйдет, быстро заполнят.

Нужно выходить каждый день. Сейчас очень нужна поддержка — сегодня очень помогали люди, которые подходили, говорили «вы молодцы», приносили воду, еду. Те, кто внутри, это видят — и тоже присоединяются.

По отношению к работникам БТ очень много агрессии. Но на самом деле основной пропагандой занимается только один отдел — АТН, агентство телевизионных новостей. Но сегодня и от них пара человек вышла.

Рассказываем о цензуре в Беларуси и других авторитарных государствах — в нашей регулярной рассылке и в телеграме.

Tatiana Torocheshnikova

Tatiana Torocheshnikova works as an editor for CodaRu. She was born in Moscow, Russia. She worked as an editor for asocciation of lawyers and journalists Team 29 and covered violations of human rights and cases of espionage in modern Russia