Инфодемия: кого у нас больше — предателей или олухов

  • Text by
  • Photos by
  •  

Кажется, российские власти все же приблизились к принятию того, что число случаев коронавирусом в стране растет. Слухи о грядущем ужесточении ограничений уже не кажутся такими безосновательными: в Кремле и правительстве обсуждают меры, при которых можно будет ввести очередной карантин.

Поэтому если казалось, что наша тема инфодемии немножко отошла на второй план, можно сказать, что мы снова в тренде.

Сколько стоит пропаганда

Издание The Insider изучило зарплаты сотрудников российского ТВ за 2019 год. Ведущие программ на госканалах получают зарплаты из бюджетных денег. С помощью источника, имеющего доступ к базам ФНС, журналисты выяснили, сколько именно заработали главные российские пропагандисты — и составили их рейтинг. 

Первое место в рейтинге занимает Артем Шейнин, ведущий программы «Время покажет» на Первом канале (100 млн рублей в год). Второе место делят Маргарита Симоньян и Тигран Кеосаян (около 150 млн рублей на двоих). На третьем — телеведущий Владимир Соловьев (52,6 млн рублей).

Многие из этого списка регулярно становились героями разоблачений или очередных новостей о фейках (и наших писем).

  • Артем Шейнин недавно показал в своей программе видео, которое коллеги Навального сняли в номере отеля в Томске сразу после известия о его отравлении. Шейнин обвинил авторов видео в том, что они замазали время на гостиничных часах. Позже выяснилось, что время зачем-то замазали сами редакторы программы «Время покажет».
     
  • Маргарита Симоньян неизменно генерирует фейки. После отравления Навального она объясняла его кому «гипокгликемией», репостила многочисленные размышления других пропагандистов на эту тему, а недавно прокомментировала новость о том, что Госдеп призывает своих граждан в Беларуси быть осторожными во время протестов, словами «Госдеп-то точно знает, когда начнутся беспорядки».

Предатели или олухи

Сегодня Facebook сообщил, что удалил три сети аккаунтов, которые нарушали политику соцсети об иностранном вмешательстве. Самая крупная из сетей включала 214 профилей, 35 страниц, 18 групп и 34 аккаунта в Instagram, остальные две — меньше. Все эти сети Facebook связывает с Россией.

Их аккаунты, говорится в сообщении Facebook, использовались для распространения информации о событиях в Сирии, Украине, Беларуси и об отношениях России с другими странами.

В качестве одного из примеров удаленного контента Facebook приводит публикацию Фонда стратегической культуры. Это «интернет-площадка для аналитики, комментариев, дискуссий» отчетливо прокремлевской направленности, на которой можно найти статьи о том, что в деле Скрипалей есть украинский след или о том, что обвинение России в причастности к крушению Боинга MH-17 — это провокация НАТО.

Российские чиновники и пропагандисты незамедлительно отреагировали на действия Facebook. Официальный аккаунт российского посольства в США заметил, что Facebook «перестал быть пространством свободного обмена информацией» и призвал не уклоняться от «конструктивного общения с 🇷🇺  властями». 

Маргарита Симоньян заявила, что Россия «должна совершенно всерьез пригрозить запретить фейсбук», но отметив, что в России этого никто не делает, задалась вопросом, кого у нас больше, предателей или олухов. 

Пять правил для снятия локдауна

Медицинский журнал The Lancet опубликовал новое исследование — из которого можно вывести пять критериев, которым должна соответствовать страна для снятия ограничительных мер.

Многие страны даже близко еще не подошли к ним. В исследовании авторы рассматривали 9 стран, которые начали ослаблять ограничения: Гонконг, Япония, Новая Зеландия, Сингапур, Южная Корея, Германия, Норвегия, Испания и Великобритания.

Авторы исследования говорят, что многие страны опирались на рекомендации экспертов, а не на четкий и прозрачный план мер, в котором были бы расписаны критерии перехода к следующему этапу. 

Чтобы снимать ограничения, страны точно должны:

  • знать статус инфекции
  • иметь вовлеченное общество, которое готово защищать себя (но из-за постоянно меняющихся норм по ношению масок и дистанцированию, люди стали меньше доверять правительствам) 
  • подготовить соразмерный потенциал общественного здравоохранения
  • отрегулировать пограничный контроль
  • установить эффективную систему тестирования и отслеживания заболевших, меры по снижению заражения

Что происходит в мире

Во Франции ситуация с коронавирусом продолжает ухудшаться. По данным на 24 сентября, за последние 24 часа было зарегистрировано более 16 тысяч новых случаев заражения коронавирусом — это рекордная цифра. 

Медработники и сотрудники министерства здравоохранения считают, что реальная статистика еще хуже — в последние недели во Франции, особенно в больших городах, лаборатории не справляются с нагрузкой. 

Правительство в срочном порядке ввело дополнительные ограничения: в больших городах, в том числе Париже, бары и рестораны теперь должны закрываться не позднее 22:00. А в Марселе с завтрашнего дня им придется закрыться вообще — до следующих указаний.

С начала лета количество зараженных коронавирусом в Ираке резко возросло. Согласно официальной статистике сейчас положительных результатов на Covid-19 —  от 4000 до 5000 в день. 

  • Хотя большая часть населения соблюдает правила ношения масок, заставить людей серьезно относиться к этой болезни было трудно.
  • Экономический коллапс и политическая ситуация создают благодатную почву для распространения теорий заговора.
  • Многие до сих пор считают, что власти используют пандемию как повод, чтобы ущемлять личную свободу и задерживать выплаты сотрудникам государственного сектора.

Продолжают распространяться фейки об инфракрасных термометрах. В Украине, в групповых чатах родители делятся фейковой историей о том, как двое старшеклассников умерли от отрыва тромбов после того, как у них несколько раз померяли температуру. 

В Кении пользователи Facebook и Twitter утверждают, что бесконтактные термометры вредны для шишковидной железы головного мозга. Обе истории появились из-за непонимания того, как эти термометры работают — многие считают, что термометры выпускают инфракрасное излучение, а не замеряют его. 

Туркменистан остается завораживающим примером страны, которая борется с пандемией, продолжая отрицать ее существование. Оппозиционные каналы пишут, что учителя ставят ученикам фальшивые оценки и составляют выдуманные расписания. 

По всей стране школы добровольно сокращают часы школьных занятий —  а некоторые уроки вообще отменяют — по надуманным причинам. 

Поскольку официально коронавируса в стране не существует, а меры приняты не на государственном уровне, учителя вынуждены делать вид, по крайней мере, на бумаге, что они все еще работают.

В Австрии Хайнц-Кристиан Штрахе — один из самых обсуждаемых политиков — снова оказался в центре внимания.

Он баллотируется на выборах в городской совет Вены от новой правой популистской партии «Команда ХК Штрахе — Альянс за Австрию». Одна из центральных идей его кампании — отрицание Covid-19. 

«Я не вижу пандемию», — сказал он в интервью австрийскому телеканалу ORF. 

В прошлом году Штрахе был замешан в скандале: он был замечен за попыткой обмена правительственных контрактов на финансирование его выборной кампании с якобы «племянницей российского олигарха». 

Выборы в Австрии пройдут в октябре, и Штрахе уже активно готовится — на многочисленных встречах с публикой он демонстративно жмет руки избирателям, несмотря на то, что количество заражений в стране с августа снова растет.

Кроме того, Штрахе заявил, что он против обязательной вакцинации и не раз высказывался против ношения масок. 

Почему это опасно?

Райнхард Хайниш, профессор Зальцбургского университета, считает, что до 40% австрийцев скептически относятся к вакцинам: «Достучаться до этой группы антиваксеров — лучшая стратегия получения голосов для радикальной или популистской партии».

Что еще почитать (и посмотреть)

С аннексией Крыма под крыло России перешли все украинские заключенные полуострова, позже их перевели в другие колонии — на территории РФ — и принудительно выдали российские паспорта.

Но одновременно с такой «заботой» заключенные лишились многих жизненно необходимых вещей, которые предоставляла Украина — как минимум антиретровирусных препаратов для заключенных с положительным статусом ВИЧ. 

Наши коллеги из издания «Заборона» рассказывают, как Россия, которой достались крымские заключенные, попросту убивает их в тюрьмах. 

Вчера мы провели эфир о мифах вокруг технологии 5G — по мотивам нашего текста. В качестве эксперта был директор Общества защиты интернета Михаил Климарев и сам автор статьи Роман Королев. Было интересно — посмотрите, если пропустили. 

А еще — читайте текст наших латиноамериканских партнеров о том, как национальный флаг стал символом сопротивления в Никарагуа — прямо как в Беларуси.

Письмо подготовлено при поддержке Татьяны Торочешниковой и Саши Тян.

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.