Coda письмо

Инфодемия: как мы будем здороваться, когда все это закончится?

Кратко о главном

Во франкоговорящих странах Африки начал распространяться новый фейк: об обязательном вакцинировании для въезда в Европу

  • Тысячи людей поделились в соцсетях постом с фотографией президента Франции Эммануэля Макрона и его цитатой (которая оказалась фейком): “Каждой стране Африки, которая запретит своим жителям делать европейскую вакцину от Covid-19: их граждане больше не смогут приезжать в Европу”. 
     
  • В некоторых постах прикрепили видео французского телеканала TV5Monde, в котором журналист предупреждает телезрителей о том, что цитата Макрона — фейк. Но это было не оригинальное видео, а монтаж.
     
  • МИД Франции и Европейская Комиссия подтвердили, что Макрон ничего подобного не говорил.  

В Мексике, несмотря на растущее количество случаев заражения, уже начали ослаблять карантинный режим. 

По всей стране начали открываться клиники альтернативной медицины — некоторые из них заявляют, что нашли лекарство от коронавируса. 

Одна из клиник в городе Мехикали написала в соцсетях, что предлагает альтернативу перегруженным городским больницам. 

После многочисленных жалоб от жителей местные власти закрыли клинику и конфисковали несколько пузырьков неизвестной жидкости — якобы лекарства от Covid-19.

Президент Бразилии тоже продолжает продвигать сомнительные лекарства от коронавируса. Мы уже не раз писали о Жаире Болсонару — о том, как он советовал верить в бога, чтобы вылечиться, критиковал министра здравоохранения и призывал лечиться хлорохином.

  • Болсонару заявил, что появилось еще более эффективное средство от Covid-19 — противопаразитарный препарат ивермектин. “Я думаю, результаты еще лучше, чем с хлорохином, потому что он убивает всех червей”, — заявил президент на прошлой неделе. 
     
  • Несмотря на то, что ивермектин не включен в официальные рекомендации бразильского Минздрава, врачи в некоторых регионах страны дают его пациентам с подтвержденным коронавирусом. В последние несколько месяцев производство и потребление препарата значительно выросло.

Почему мы об этом рассказываем?

В период пандемии политики по всему миру — от Индии до США — призывали лечиться лекарствами и альтернативными средствами (например, травяным чаем), эффективность которых не доказана. 

Как мы будем здороваться после пандемии?

Журналисты The New York Times поговорили с учеными, специалистами в области невербальных сигналов (языка тела) и психологами, чтобы узнать, как изменятся наши привычки и как мы будем (или нет) прикасаться друг к другу после пандемии. 

Доктор Энтони Фаучи, американский эксперт по инфекционным заболеваниям, заявил, что из-за пандемии мы перестанем жать друг другу руки. Тиффани Филд, директор института исследования прикосновений в Университете Майами сказала: “Думаю, что объятий и рукопожатий у нас не будет еще долго”. 

Страх заразиться сильнее привычки жать руку — объяснил Пол Зак, исследователь бехавиоральной экономики в Клермонтском университете. Зак считает, что вместо привычных приветственных жестов — объятий, поцелуев и рукопожатий — мы постепенно научимся кивать головой и кланяться. 

Ученые заметили, что мы начали меньше жестикулировать и взаимодействовать с незнакомцами еще до начала пандемии. Наблюдение за людьми, ожидающими посадки в аэропортах, проведенное в последние 15 месяцев, показало, что большую часть времени люди проводят, сидя в телефоне, а не общаясь с другими пассажирами. 

Для того, чтобы компенсировать отсутствие прикосновений, нам, возможно, придется стать более эмоционально открытыми, говорит эксперт по языку телу и поведению Патти Вуд: “Рукопожатие — эквивалент трехчасового личного взаимодействия с человеком. Чтобы достичь того же уровня связи, как после прикосновения, придется провести три часа с человеком лицом к лицу”.

Фейки и нарушение самоизоляции в России

Более 150 россиян преследуют за фейки о коронавирусе, с марта государство уже получило 1,4 миллиона рублей штрафов за распространение “ложной информации”. Каждые два дня возбуждается новое дело о фейках — по подсчетам правозащитной группы “Агора”.

Количество обвинений подскочило за последние три месяца — с началом пандемии, вынесено уже 46 обвинительных постановлений суда (кстати, мы рассказывали о некоторых из авторов фейков о коронавирусе). 

Параллельно наши коллеги из “Важных историй” и “Холода” проанализировали все имеющиеся в открытом доступе дела о нарушении правил самоизоляции и “фейках” за последние два месяца — и сделали еще несколько интересных открытий. 

  • За нарушение режима самоизоляции россияне уже должны государству как минимум 407,6 миллиона рублей.
     
  • Судьи в период пандемии работали очень продуктивно: некоторые успевали рассмотреть несколько сотен дел в день (рекорд — решение раз в 16 секунд)
  • Некоторые постановления копировали друг друга (тексты различались только личными данными)
     
  • Суды в некоторых регионах выносили более строгие решения, чем в других, несмотря на то, что нарушения были примерно одинаковыми.

“Мы не расходный материал”

В некоторых регионах России уже стартовало досрочное голосование за поправки в Конституцию, а в это время более четырехсот членов участковых избирательных комиссий подписались под открытым письмом — они призывают своих коллег отказаться от участия в голосовании.

“Голосование 1 июля — это бессмысленный риск. Ещё 20 марта Элла Памфилова объяснила, что поправки юридически уже приняты, а голосование — это жест доброй воли со стороны Президента, который хочет услышать народ. Но нужно ли делать это такой ценой, и почему эту цену заставляют платить нас, членов избирательных комиссий?” — говорится в обращении. 

  • Для нас стало очевидно, что за неделю этого голосования вся комиссия перезаражается — и заразит других. Параллельно еще ЕГЭ будет проходить. Эпидемия не закончилась”, — сказал нам Сергей Лебедев, предпринимателя, члена территориальной избирательной комиссии, который был одним из инициаторов письма. 
  • Для голосования по поправкам Центризбирком разработал отдельное постановление, оно не попадает под основной закон о выборах. Председательница ЦИКа Элла Панфилова говорит, что новые правила введены для соблюдения “санитарной дистанции”, но члены УИКов опасаются, что это вызовет новые фальсификации. Например: паспорт надо будет показывать с расстояния, паспортные данные никуда заноситься не будут. 
     
  • В регионах некоторым подписавшимся уже начали поступать угрозы — их просят выйти из комиссии.
     
  • Авторы письма утверждают, что не хотят сорвать голосование. Их цель — уберечь возрастных членов комиссий от заражения. “Если хотя бы паре человек мы сохраним жизнь — уже прекрасно”, — говорит Лебедев. 

Что еще почитать

  • Из-за распространения коронавируса и закрытых границ примерно 60 тысяч армянских рабочих остались дома. Наши коллеги из Jam-news рассказывают, как целые армянские деревни ждут открытия границ, потому что работать внутри страны им больше негде. 
  • И абсолютно противоположная история — про тех, кто во время режима самоизоляции наоборот уехал из города в глушь (и возвращаться не собирается). Директор по маркетингу благотворительного фонда, дизайнер и уличный художник и писательница рассказывают, почему даже после снятия ограничительных мер в регионах России они не спешат возвращаться в Москву.

Письмо подготовлено при поддержке Саши Тян.

The story you just read is a small piece of a complex and an ever-changing storyline we are following as part of our coverage. These overarching storylines — whether the disinformation campaigns that are feeding the war on truth or the new technologies strengthening the growing authoritarianism, are the crises that Coda covers relentlessly and with singular focus. We work with dozens of local and international reporters, video journalists, artists and designers to bring you stories you haven’t seen elsewhere, provide you with context missing from the news cycle and illuminate the continuity between the crises we cover. Support Coda now and join the conversation with our team. No amount is too small.

Support Coda

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.

We use cookies on this website to make your browsing experience better. Accept our use of cookies, Privacy Policy and Terms of Use