Один день из жизни иностранного агента

История Дарьи Апахончич

Еще не так давно Дарья Апахончич жила в Санкт-Петербурге, преподавала русский язык беженцам и выставляла свои иллюстрации на выставках.

Но в декабре прошлого года ее и еще четырех человек внесли в список физлиц-иностранных агентов, и все в ее жизни изменилось. Теперь любую публикацию в соцсетях — и фотографию сына на детской площадке, и свои последние иллюстрации — Дарье приходится сопровождать вот этим сообщением:

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

У “иноагентов” есть и другие обязательства: регулярно отчитываться перед минюстом о своих расходах (даже о пачке жвачки) и проходить ежегодный аудит. Из-за своего статуса Дарья потеряла работу и квартиру, а несколько месяцев назад — после того, как в ее квартире прошел обыск — она вместе с детьми уехала из России.

Дарья рассказала, на что похожа теперь ее жизнь и почему закон об иноагентах опасен не только для россиян.