Фото: Euroradio.fm

Дезинформация

«Люди бегают за журналистами, чтобы им рассказали новости»: как Беларусь во время протестов оказалась в информационном вакууме

Как белорусские СМИ пережили практически полное отключение интернета и с чем столкнулись журналисты, выполнявшие свою работу

Журналисты, освещавшие выборы и последующие протесты в Беларуси, испытали на себе все сложности работы прессы в условиях авторитарного режима.

Все началось с того, что перед выборами многие не могли получить аккредитацию для работы — именно под этим предлогом еще в день голосования из страны выслали журналистов «Дождя», которых перед этим грубо задержали. Трудности с получением аккредитаций подтверждает и репортер крупного зарубежного издания, который сейчас работает в Минске — он пожелал остаться анонимным.

Но и аккредитация не гарантирует безопасности. По мере роста градуса протеста правоохранители начали целенаправленно охотиться на прессу — им разбивали камеры, у них изымали флешки, многих били. Видеооператору Tut.by Всеволоду Зарубину силовики разбили технику, фоторепортера Associated Press Сергея Грица избили, наступив ему на голову, корреспондентка «Нашей Нивы» Наталья Лубневская получила ранение в ногу резиновой пулей.

К этому добавилось практически полное отключение интернета в стране — так называемый шатдаун, во время которого не работали основные мессенджеры (кроме Телеграма, который специально для Беларуси включил инструмент обхода цензуры) и не открывались никакие сайты, а журналисты практически не могли пересылать своим редакциям фото- и видеоматериалы.

По данным Белорусской ассоциации журналистов, с 9 по 12 августа в стране были задержаны 64 представителя СМИ. Мы поговорили с журналистами и редакциями изданий, которые сейчас освещают события в Беларуси, и узнали, на что похожа работа в условиях полной блокировки интернета.

Алена Сивкова, главный редактор Daily Storm

Всю ночь после выборов наша редакция не сомкнула глаз. Двое наших ребят — Антон Старков и Дмитрий Ласенко — оказались в СИЗО. Они поехали в Беларусь с пресс-картами, редакционным заданием, командировочными. Но как оказалось, для белорусской милиции это всего лишь бумажки.

Конечно, был такой замес, что многие журналисты попались случайно, но я твердо уверена, что такие действия белорусских властей неприемлемы, и очень надеюсь на скорое освобождение не только наших корреспондентов, но и всех представителей как местных, так и зарубежных СМИ (на момент публикации Антон Старков и Дмитрий Ласенко освобождены и находятся в Москве — прим. Coda Story). С другой стороны, меня очень радует, что эта ситуация сплотила все журналистское сообщество и показала, что профессионализм и ценность репортерской работы превыше политических взглядов.

То, что сейчас делают журналисты на территории Беларуси — это работа в военном режиме. Белорусские власти вновь и вновь доказывают это своими жестокими мерами пресечения протестов. Для нас, как и для многих других, одним из главных испытаний стало отсутствие нормальной связи — и это в век информационных технологий. Нам приходилось ограничиваться звонками, очень сложно было отправить фото или видео. На моей памяти никогда не было таких жестких ограничительных мер.

Антон Старков, корреспондент Daily Storm

Я был на территории Беларуси с 8-го по 11-е августа — и на свободе провел примерно сутки. Меня и моего коллегу Дмитрия Ласенко задержали, когда мы снимали массовые беспорядки в Минске. Мы передвигались по городу с группой протестующих, и в какой-то момент оказались взаперти на узкой улочке — с двух сторон нас заблокировал ОМОН и пустил слезоточивый газ. Назвать задержание мягким я не могу, но учитывая другие истории, жаловаться не буду.

Бросили в автозаки, повозили по городу, и в итоге мы оказались в ЦИПе (центр изоляции правонарушителей). Нас вызывали на опрос, пытались выяснить имена «зачинщиков».

В камере у нас сложилась достаточно веселая интернациональная компания: спортсмен из Швейцарии, студент из Турции, корреспондент из Италии. Проведя время с этими ребятами, я убедился, что все они, кроме одного — случайные прохожие. Выйдя на свободу, я связался с консульствами их стран, как вернусь в Москву — буду бороться за освобождение своего итальянского коллеги.

Видео задержания корреспондентов Daily Storm и корреспондента «Медузы» Максима Солопова

Елена Толкачева, политический корреспондент Tut.by

В последние несколько дней основной преградой для работы журналистов в Беларуси стали, конечно, блокировка интернета и ограничение сотовой связи — как будто бы жизнь отмотали на десять лет назад, когда не было мессенджеров, и всю информацию передавали в смс-сообщениях.

Вся страна находится в информационном вакууме — многим не удалось установить VPN, новости буквально передаются из уст в уста. Из-за этого очень быстро стали распространяться фейкньюс. В первую ночь протестов активно муссировали слух, что ОМОНовцы в некоторых городах Беларуси сложили щиты и перестали атаковать население — были даже фотографии. Но на самом деле щиты они сложили, чтобы удобнее было отлавливать протестующих.

Сейчас люди буквально «охотятся» на тех, кто в журналистских жилетах — высматривают пресс-карты, бегают за нами, чтобы мы рассказали им новости.

Во время задержаний правоохранители просто выхватывают людей из толпы без всякого разбора. В СИЗО безмерное количество протестующих сидит, и очень сложно быстро разыскать [своих].

Артем Шрайбман, политический обозреватель Tut.by

Журналистов без аккредитации задерживают целенаправленно, чтобы показать, что белорусские законы превыше всего. Больше всего журналистов «попадает под раздачу», так как они проводят съемку, и это вызывает злость со стороны ОМОНа и спецназа. Отсюда и блокировка интернета — из-за этого стало практически невозможно распространять видеоматериалы.

Подпишитесь на нашу регулярную рассылку, чтобы узнавать, как работают авторитарные технологии в Беларуси — и в мире. И следите за нами в телеграме.