Дезинформация

“Нас просто согнали всех в одно место и не лечили” 

Эпидемия коронавируса приводит к нарушению прав человека в России и человеческим трагедиям: принудительная госпитализация, карантин в опасной близости от инфицированных, разлучение семей и высылка иностранцев из страны. Правозащитная организация “Агора” открыла Штаб правовой помощи, пострадавшим во время пандемии

  • Text by
  • Visuals by Alexander NEMENOV / AFP
  •  

Москвичка, которую принудительно поместили на карантин после возвращения из Италии, 19 марта подала в суд на Департамент здравоохранения Москвы. Девушка провела 14 дней в инфекционной больнице №1, не зная, что лежит в одном отделении с больным коронавирусом. С журналистами общаться она отказалась. 

Такие случаи сейчас нередки, но пока это единственная жалоба, дошедшая до суда. О том, что творится в больницах, куда отправляют вернувшихся из “опасных стран”, впервые стало известно благодаря бильярдистке Кристине Ткач, которая в своем Instagram рассказывала об условиях содержания в инфекционной больнице №1. Через несколько дней ее перевели в медцентр “Новомосковский” в Коммунарке, где условия намного лучше: одноместные и двухместные палаты, со своими душевыми и туалетными комнатами. В инфекционной больнице пациентов с подозрением на коронавирус держали в многоместных палатах, туалет был общий для всех на этаже. Среди них находился и пациент, ставший первым официально больным коронавирусом в России Давид Беров

— Лежишь и не знаешь, человек рядом кашляет, потому что у него просто пневмония или невыявленный коронавирус, — рассказала Кристина Coda Story. — Постоянно подселяли в палату новых людей. Я до сих пор не знаю, у кого какой был диагноз.

Пациентам, которые жаловались медицинскому персоналу на возможность заразиться, отвечали коротко: “Вы же не боялись лететь в Италию, почему вы тут боитесь?”.

—Я была согласна на карантин, я понимаю, что это нужно, — говорит Кристина. Но это был не карантин. Нас просто согнали в одно место и не лечили. Мне давали хлоргексидин, чтобы полоскать горло, — и все. По телевизору говорили “Да мы готовы к вирусу, все подготовлено” — это все бред, никто ни к чему не был готов. Врачи, кажется, сами не верили, что вирус существует.

Кристина не видит смысла куда-то жаловаться: “Это же Россия, все равно ничего не изменить”. Юристы “Агоры” подтверждают: скорее всего серьезных санкций для медиков не последует. 

Людей, вернувшихся из-за границы и контактировавших с ними, часто отправляют на обследования и больничный карантин, не предупреждая, на сколько это может затянуться. Москвичку Татьяну (девушка попросила не называть ее настоящее имя — ред.) после возвращения из Австрии принудительно поместили на карантин в московский Челюстно-лицевой госпиталь, который частично переоборудовали под содержание пациентов с подозрением на коронавирус. 

— Я вызвала скорую, у меня взяли анализы, а через несколько дней приехали врачи и полицейские и буквально сгребли меня, — описывает Татьяна. — Привезли в стационар, при этом результаты моих анализов еще не были готовы. Тут таких же, как я, было человек восемь. Никто вообще не понимает, что он тут делает.  Заместитель главного врача сказал: если мы попытаемся уйти, за дверью нас встретит Росгвардия, и нас отвезут в другой стационар, где условия намного хуже (аудиозапись разговора есть в распоряжении редакции — ред.)

Татьяна рассказывает, что в одном отделении с ней находилась девушка, прилетевшая из Милана, без каких-либо симптомов заболевания. 

— Врачи сказали ей “Проверим легкие и поедете домой”. Но обратной дороги отсюда нет, ее оставили на все 14 дней на карантин. Один человек провел в карантине всего 26 дней: 12 дней дома и 14 — в больнице, потому что врачи отказались его выпускать и “обнулили” все дни, что он самостоятельно провел на домашнем карантине. 

По словам адвоката “Агоры” Станислава Селезнева у врачей нет права на принудительную госпитализацию, лишить человека свободы можно только по решению суда. Любое медицинское вмешательство (такие как взятие анализов и госпитализация) должно происходить с добровольного информированного согласия гражданина. Однако законом “Об основах охраны здоровья граждан” предусмотрено исключение, если речь идет об опасном для жизни заболевании.

— Коронавирусную инфекцию включили в список опасных заболеваний 31 января, на эту поправку и ссылаются при принудительной госпитализации, — говорит юрист Станислав Селезнев. — Но забирают же людей, у которых еще не подтвержден коронавирус!

По его словам, проблема еще и в очень низком уровне доверия к медицине в нашей стране, и люди просто не соглашаются на обследование, как это происходит во многих других странах.

— Несмотря на тяжесть ситуации, граждане не доверяют врачам и боятся их, — считает юрист. —  Если бы были прозрачные данные о карантине — сколько человек содержится, как лечат, людям было бы не страшно поехать в больницу. 

На данный момент в Москве семь корпусов больниц перепрофилированы для лечения COVID-19, в Новой Москве строится еще один новый специальный центр. Мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что при необходимости будут выделены еще десять корпусов больниц.

Но на жалобы тех, кто пострадал от принудительного карантина, скорее всего ответят не скоро: с 19 марта все российские суды будут рассматривать только срочные дела и дела, которые решаются без участия сторон. Ограничения пока установлены до 10 апреля.

“Куда вернуть деньги?”

В октябре 2019 года египтянин Махмуд Эль Адави прилетел в Москву для учебы на подготовительных курсах ВГИКа для иностранцев. Махмуду оформили студенческую визу, и он приступил к занятиям. С октября Махмуд не покидал страну, занимаясь учебой, однако после объявления пандемии и введения карантинных мер руководство отделения вуза потребовало от него и его сокурсников написать заявление об отчислении по собственному желанию. Руководство ВГИКа просто не захотело переводить иностранцев на дистанционное обучение, поэтому решило сделать вид “словно все студенты разом решили прекратить обучение и покинуть Россию”, объяснил адвокат “Агоры” Леонид Соловьев. 

— Формулировка была приблизительно такая: “Либо вы пишете заявление об отчислении по собственному желанию и мы возвращаем вам деньги за обучение, либо мы сами вас отчисляем и передаем данные в МВД, чтобы вам аннулировали визы”, сказано это было в очень грубой форме, — объяснил Coda Story Соловьев, к которому обратился за помощью Махмуд Эль Адави.

На отделении для подготовки иностранцев к поступлению во ВГИК в этом году училось более тридцати студентов из разных стран, включая Китай и Таиланд. Годовой курс обучения включает интенсивные занятия русским языком и подготовку к поступлению в институт. Судя по информации на сайте вуза, такое обучение стоит стоит 289 тысяч рублей. “Руководство им сказало: придите, напишите заявления и укажите, куда вернуть деньги”, — рассказывает Соловьев. 

Почти все студенты отделения согласились с требованиями руководства вуза: “Естественно, иностранцы, которые находятся в другой стране, плохо знают язык, перепугались и решили не спорить”. Только Махмуд отказался отчисляться и обратился за юридической помощью. 

В данный момент Махмуд Эль Адави и его однокурсники по-прежнему находятся в Москве: сразу отчислить и аннулировать визу по закону нельзя, объясняет Савельев. Руководство вуза уже потребовало студентов покинуть общежитие. Но Махмуд не может вернуться домой, даже если захочет: его родная страна, Египет, закрыла авиасообщение и не принимает даже своих граждан. 

“Все просто выполняют идиотское распоряжение” 

Владимир Бабенко, гражданин Казахстана, 16 марта прилетел отдыхать в Турцию вместе со своей женой, гражданкой России, и их восьмимесячной дочкой. Через два дня Россия закрыла въезд для иностранцев, у которых нет вида на жительство. 

Семья оказалась разделена: жена Владимира с ребенком полетела домой в Челябинск, Владимира обратно в Россию не пустили. В итоге Бабенко провел сутки в транзитной зоне аэропорта Екатеринбурга, где ждал специальный специальный борт из Казахстана, который эвакуировал девятерых граждан страны в Нур-Султан.

Сейчас Владимира временно поселили в гостиницу в столице Казахстана, но делать на родине ему нечего: там у него ни семьи, ни жилья, ни друзей, ни работы. Мужчина последние двадцать лет жил в России. Когда он воссоединиться с семьей — непонятно, по предварительным данным границы закрыты минимум до мая. 

— Помните, в фильме “Приключения итальянцев в России” был человек, который летал туда-сюда на самолете, потому что у него не было паспорта? — проводит аналогию адвокат “Агоры” Светлана Сидоркина. — Вот таких людей сейчас очень много, только покупать им билеты и сажать в самолеты их никто не станет, это же не кино. 

История семьи Бабенко не единственная: в “Агору” уже обратились и другие разделенные семьи. “Иногда это происходит уже на паспортном контроле в аэропорту:  одного пропускают, а другого — нет, — говорит Станислав Селезнев. — И у второго нет вариантов — только вылет в страну гражданства. Согласно нормам европейского права это в чистом виде разделение семьи”. В данный момент юристы советуют людям без российского гражданства даже не пытаться прорваться в Россию, а сразу покупать билет на родину. 

При этом многие граждане других стран, которые находились в России, также оказываются в безвыходной ситуации. Например, Узбекистан и Таджикистан, временно прекратили авиасообщение с Россией. Их граждане, у которых закончился законный срок пребывания в стране, не могут улететь домой и оказываются запертыми аэропортах. Только в Новосибирске 300 граждан Узбекистана вынуждены несколько суток ждать в аэропорту, некоторых из них вывели из самолета с ОМОНом, когда узнали, что границы закрыли. В московских аэропортах в минувшие выходные застряли около 400 граждан Узбекистана, Таджикистана и Азербайджана. У многих из них закончились миграционные карты, то есть они не могут выйти из транзитной зоны.

Почти за неделю после открытия Штаба “Агоры” к юристам обратились более ста человек. Все консультации юристы оказывают бесплатно. Люди, вернувшиеся из-за границы и попавшие в группы риска, чаще всего жалуются на принудительное помещение под карантин в больничные стационары, слежку с помощью системы видеонаблюдения за теми, кто находится на домашнем карантине, долгий срок подготовки анализов, разделение семей из-за закрытия границ, отмену туристических путевок и аннулирование авиабилетов, невыплаты зарплаты и финансовые проблемы у малого и среднего бизнеса. Юристы проекта создали телеграм-канал с самыми частыми вопросами и оперативно консультируют пострадавших, в том числе онлайн. 

—Стало понятно, что ситуация достаточно тяжелая и что подобные запросы будут поступать еще долго. Было принято решение открыть горячую линию для того, чтобы на более важные вопросы отвечать как можно более оперативно и более широко, — объяснил юристы “Агоры” Станислав Селезнев.

По данным Всемирной организации здравоохранения, скорость распространения  пандемии по всему миру только увеличивается. При этом Минздрав России утверждает, что в апреле-мае скорость распространения вируса снизится. На 24 марта в России было зарегистрировано 438 случаев заражения COVID-19. Власти Москвы запретили пожилым людям выходить из дома, а тех, кто контактировал с заболевшими, будут выслеживать по геолокации телефона.

Maria Koltsova

Maria Koltsova is a journalist based in Moscow covering human rights issues. Her work has appeared in Deutsche Welle, MBK media and others.

We use cookies on this website to make your browsing experience better. Accept our use of cookies, Privacy Policy and Terms of Use