Coda письмо

Инфодемия: госизмена, морги, фейки

Кратко о важном 

Врачи в Сербии ждут “апокалипсис” Covid-19 — в стране продолжает расти количество случаев заражения, а в регионе Санджак больных просят приносить свои лекарства. 

  • Тем временем в столице Белграде правительство обвиняют в том, что те скрывают достоверные данные о заражении и смертности от коронавируса, а в прошлые выходные в городе прошли протесты против введения новых ограничений. 

В Сомали журналиста, который на своей странице Facebook раскритиковал политику местных властей в отношении коронавируса, обвинили в распространении фейковых новостей и неуважении к власти.

  • Абдиазиза Ахмеда Гурбийе — главного редактора независимого местного издания Goobjoog Media Group — полиция арестовала еще в апреле. Тогда его продержали в полицейском участке четыре дня и освободили под залог с предупреждением: не “писать критические комментарии, в том числе и о Covid-19”. 

В начале пандемии правительство ЮАР запретило продажу алкоголя на территории страны, аргументировав это тем, что 34 тысячи больничных коек в стране занято людьми, госпитализированными из-за недомоганий, связанных с употреблением спиртного.

  • Однако фактчекеры из Africa Check решили проверить достоверность данных и не нашли никаких подтверждений этому заявлению.

Гуманитарные организации в Тунисе и Ливии зарегистрировали рост случаев утоплений на берегах Северной Африки.

  • По мнению представителей, из-за постепенного снятия ограничений, введенных из-за коронавируса, и теплой погоды, больше мигрантов пытается пересечь Средиземное море. 
  • С увеличением попыток добраться до Европы растет и количество смертей: по оценкам Международной организации по миграции, в июне 2020 в пути погибло на 20% больше людей, чем в июне 2019. 
  • Подробнее о том, как пандемия коронавируса повлияла на миграцию во всем мире — в видеоэксплейнере англоязычной Coda.

За антибиотиками в другую страну: что происходит в Казахстане?

В Казахстане новый рекордный прирост случаев заражения коронавирусом, в аптеках заканчиваются антибиотики, а гуманитарку, по сообщениям в соцсетях, распродают в местных аптеках. 

  • В среду казахская журналистка Наргиз Северная опубликовала в своем Facebook пост: она видела, как в одну из алма-атинских аптек завезли коробки с лекарствами, на которых были наклейки Qatar Airways.
  • Это вызвало у журналистки подозрения: ведь 21 мая в страну прибыло 8,4 тонн средств защиты и лекарственных препаратов от шейх Катара Тамима бен Хамада Аль-Тани.
  • Распределением гуманитарной помощи в Казахстане занимается единственная компания — “Фармация”, которая отвечает за поставки лекарств в страну. Из-за истечения их полномочий, они не смогли распределить гуманитарку  которая уже почти 2 месяца не может дойти до больниц. 

Ситуация с лекарствами в стране действительно бедственная: в аптеках закончились антибиотики и противовирусные препараты. Жители Павлодарской области Казахстана массово скупают в российском Омске лекарства и просят таксистов их переправить, потому что граница между странами по-прежнему практически закрыта. 

МВД начало расследовать случаи распространения фейков с коронавирусом в стране. Самые популярные: о том, что вирус и химикаты распыляют над населенными пунктами вертолетами.

Сторонники такой теории в Казахстане есть и среди публичных людей: например, солист группы “Ал Давай!” Шокан Маратулы, который даже заслужил кличку “казахская Виктория Боня”. В инстаграме у него почти 200 тысяч подписчиков, в сторис он рассказывает о том, что “нашим вниманием управляет фашистский искусственный интеллект”. 

Над ним провели эксперимент: тегнули его под постом о вреде хлора, который сочинили за 2 минуты. Певец репостул его к себе на страницу с подписью “пища для ума”. 

Дело Сафронова

Ивана Сафронова задержали утром 7 июля. Его увезли на допрос в ФСБ и предъявили обвинение в госизмене. Вечером суд арестовал Сафронова на два месяца. Свою вину Иван отрицает.

Сафронов проработал в «Коммерсанте» около десяти лет. Он писал о российском оборонно-промышленном комплексе: например, он первым сообщил в 2018 году о причинах аварии на МКС, а в 2019 — о поставках российских истребителей Су-35 в Египет. По данным «Открытых медиа», из-за этой статьи его уже вызывали на допрос в ФСБ. 

В 2019 году Сафронов уволился из “Коммерсанта” после конфликта с акционером газеты из-за статьи об отставке спикера Совфеда Валентины Матвиенко. Вместе с ним ушел почти весь отдел политики. Затем Сафронов недолго поработал в “Ведомостях”, а с мая стал советником главы “Роскосмоса” по информационной политике. 

В день ареста Сафронова “Роскосмос” выпустил заявление, в котором утверждает, что обвинение не связано с текущим местом работы, а допуска к гостайне у него не было. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в тот же день заявил, что с журналистской деятельностью Ивана обвинение тоже не связано.

Ивана Сафронова защищают несколько адвокатов. Один из них — Иван Павлов, который специализируется на “шпионских” делах. После суда он сказал, что полностью с материалами дела ознакомиться пока не смог, но сообщил, что за Иваном, вероятно, долго следили — по его словам, в деле уже семь томов — и что его обвиняют в передаче секретных данных Чехии в 2017 году.

В российском уголовном кодексе две “шпионских” статьи — 275 о госизмене, по которой судят российских граждан, и 276 о шпионаже, которую предъявляют иностранцам.
За 20 лет по 275 статье было осуждено более 100 человек (по подсчетам правозащитного объединения “Команда 29”).

Вот как судили за госизмену и шпионаж последние десять лет (по данным судебной статистики) — наглядно

По статье, которую вменяют Сафронову, оправдали всего одного человека — эколога Александра Никитина в 1999 году. 

С тех пор в госизмене обвиняли ученых, чиновников, топ-менеджеров и обычных людей — например, пятерых женщин из Краснодарского края за то, что они писали знакомым смс о передвижениях военной техники перед российско-грузинской войной в 2008 году. 

Иван Сафронов — второй журналист, обвиненный по статье 275. Первым был Григорий Пасько: в 1999 году его оправдали, но через два года дело отправили на новое рассмотрение, и ему все-таки вынесли обвинительный приговор.

Военные эксперты в списке осужденных за госизмену тоже есть: 2 июля 2020 года семь лет колонии получил Владимир Неелов. Его обвинили в передаче немецкой консалтинговой фирме данных об обучении и переподготовке сотрудников ФСБ. Неелов публиковал статьи в том числе о ЧВК Вагнера.

С Чехией, в работе на которую обвиняют Сафронова, дипломатические отношения у России натянутые. В 2015 году Чехия заподозрила в шпионаже трех российских дипломатов и под разными предлогами выслала их из страны. 

В ответ на это Россия запретила находиться на своей территории сотруднику чешского посольства и отказала в аккредитации еще одному дипломату. В 2019 году, следует из доклада чешской Службы безопасности и информации, Чехия обвинила Россию в шпионаже. 

Байки из морга

Преследования журналистов на фоне громкого дела Сафронова продолжаются — в регионах. В Томске на журналиста “Московского комсомольца” Станислава Микрюкова составили протокол о распространении недостоверных новостей — за публикацию фотографий из “коронавирусного” морга. 

“Сотрудники морга прислали мне фотографии. Я по возможности проверил данные, поговорил с людьми — и мы опубликовали их, — рассказал нам Микрюков. — Мы написали, что сложилась странная ситуация — с 28 мая по 1 июля по официальным данным в Томске от вируса никто не умирал, а в морг привозили каждый день по 10–20 человек”.

На следующий день оперштаб Томской области заявил, что в мешках “биологические отходы” и мусор. Микрюков опубликовал дополнительные фотографии и видео из морга. “Я это выложил в аккаунте оперативного штаба, потому что они обвинили меня во лжи. Они запаниковали и стали тела куда-то вывозить. Но 9 июля в этот же морг привезли еще 10–15 мешков”, — говорит Микрюков. Фотографии без цензуры имеются в распоряжении Coda. 

На следующий день после публикации фотографий губернатор Сергей Жвачкин уволил начальника департамента здравоохранения Томской области Александра Холопова “за организационный бардак”. 

Жвачкин поручил установить в медицинских учреждениях “жесткий пропускной режим» и организовать видеонаблюдение — по его словам, “недопустимо, когда посторонние люди оказываются в таких местах, ведут съемки и затем выкладывают фото в интернет”. 

Уроки распознавания фейков

Фейковые переписки стали привычным инструментом пропагандистских СМИ. На прошлой неделе “Царьград” и “Комсомольская правда” выложили поддельную переписку корреспондента “Медиазоны” Давида Френкеля, который якобы звал собеседника на избирательный участок, где он собирался “хайпануть” (на этом участке Давиду сломали руку сотрудники полиции).

Похожий фейк выложило недавно пригожинское РИА ФАН — в переписке якобы сотрудник расследовательской группы Беллингкэт Питер ван Гюйс предлагает заплатить за нужную информацию о вмешательстве в американские выборы.

Беллингкэт показательно разобрал этот фейк. Во-первых, пригожинские сотрудники, вероятно, перепутали Бельгию с Нидерландами (и поэтому на скриншоте бельгийский номер телефона, хотя Питер ван Гюйс датчанин), во-вторых, неправильно указано имя — сам Питер подписывается в русской транслитерации по-другому, а в-третьих, он даже не работает над этой темой.

Что еще посмотреть

Наши коллеги и друзья из “Важных историй” провели вполне закономерное расследование в свете последний событий: пока журналиста Сафронова обвиняют в измене России, кто же те люди, которые учат нас любить Родину правильно? 

Начали анализ с руководителей российских спецслужб: родственники которых имели офшорные компании, владели зарубежной недвижимостью или хотели получить вид на жительство в странах НАТО. Видео — тут

Письмо подготовлено при поддержке Саши Тян и Татьяны Торочешниковой.

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.