Coda письмо

Инфодемия: репрессивная машина обиделась на журналистку

  • Text by
  • Photos by
  •  

Кратко о важном

Конституционный Суд Румынии постановил отменить карантинный режим, введенный правительством из-за пандемии коронавируса. Суд назвал ограничения “настоящим ущемлением свободы и ограничением фундаментальных прав”. 

  • Премьер-министр Людовик Орбан (никак не связан с премьером Венгрии Виктором Орбаном) призвал сограждан игнорировать постановление. 
     
  • Министр здравоохранения сказал, что из-за такого решения суда снова начнет расти количество случаев заражения. В Румынии, как и в других странах Центральной и Восточной Европы, такая тенденция уже заметна. 
     
  • Есть подозрения, что решение суда — следствие огромного количества штрафов, выписанных румынской полицией за нарушение карантинного режима. Только с 24 марта по 19 апреля общая сумма штрафов составила 78 миллионов евро (6,3 миллиардов рублей)

В Бангладеше за последние месяцы арестовали несколько журналистов и даже 15-летнего подростка — за то, что они критиковали политику страны в борьбе с Covid-19. 

  • Закон о цифровой безопасности, по которому их задержали, криминализирует “пропаганду” против “отца нации, национального гимна или национального флага”. 
     
  • По этому закону в мае арестовали 11 человек, среди которых иллюстратор — его обвинили в “распространении слухов и дезинформации на Facebook о ситуации с коронавирусом”. 
     
  • Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала местные власти отменить закон.

Тем временем украинские новостные сайты, кажется, подхватили слухи о том, что регулярный секс помогает организму бороться с вирусом Covid-19 — на нескольких порталах появились материалы, ссылающиеся на врачей, сексологов и даже депутата от фракции “Слуга народа” Елизавету Богуцкую. 

  • На своей странице в Facebook она написала: “Если высокие температуры убивают Корону, то народу необходимы регулярная баня, алкоголь и секс”.
     
  • Возможно, первым идею о том, что секс — эффективный способ борьбы с коронавирусом — подал рэпер 50 Cent, который опубликовал пост в своем Instagram со словами “Cекс убивает коронавирус”.

Панголины — герои новой драмы

Рассказывает журналистка Coda Изобель Кокерелл 

Панголины (млекопитающие, похожие на броненосцев) — не только популярные среди браконьеров животные, но и возможные промежуточные переносчики коронавируса. На протяжении нескольких веков они становились героями различных теорий псевдоученых. 

На днях китайское государственное издание Global Times объявило о начале съемок нового сериала о панголинах и их защите. Шестисерийная драма расскажет об истории панголинов в Китае и о том, как животных защищают от браконьеров по всему миру.

Цель сериала — исправить “ложные представления о лекарственной ценности панголинов, и информировать общественность о благотворной роли, которую они играют в природе”.

Почему мы об этом рассказываем?  

Чешуя панголина очень ценится в китайской традиционной медицине — ее используют для лечения “женской истерии” и слишком капризных детей. Вспышка коронавируса привлекла внимание к панголинам — по всему миру начали говорить о том, в каких ужасных условиях держат редких животных на китайских рынках. 

Экоактивисты добились того, чтобы их убрали из официального списка животных, которых можно использовать в традиционной китайской медицине.

Переносимся в Россию

“Это демонстрация абсолютно репрессивной машины государства, которое обиделось на журналистку”

Сегодня псковскую журналистку Светлану Прокопьеву признали виновной в оправдании терроризма — за написанную ей два года назад авторскую колонку о теракте, совершенном 17-летним подростком в приемной ФСБ в Архангельске. Ей назначен штраф 500 тысяч рублей. Мы с коллегами накануне вынесения приговора рассказали изданию “Холод”, почему считаем, что дело против Светланы — дело против нас всех.

А сегодня сразу после оглашения приговора мы поговорили с главной эксперткой по правам журналистов — Галиной Араповой, директором Центра защиты прав СМИ. Почему же обвинительный приговор — это удар по всем нам?

  • Журналистика мнений уже очень давно небезопасна в России. Есть темы, на которые писать особенно опасно: это все, что связано с критикой президента — здесь даже специальный закон придумали, неуважение к власти — и все, что связано с ФСБ и темой антитеррористической деятельности спецслужб. Мы видим абсолютно жесткое применение статьи о терроризме к ситуациям, которые подпадают под обычную качественную аналитическую журналистику.
     
  • Я думаю, причина в том, что теракт произошел фактически “дома” у ФСБ. Это упрек в непрофессионализме. И они этот упрек не хотят слышать. Они не хотят разговаривать с обществом на эту тему. Это тот случай, когда тема — табу.
     
  • Неважно, штраф 300 тысяч или 500 — какой бы приговор ни вынесли, нас подвинули. Нас загоняют в такое гетто молчания, где темы запретны, а журналисту невозможно делать то, что он обязан делать по закону. 

Прочитайте подробный разбор кейса Прокопьевой здесь, чтобы понять, как свободы слова в России у нас остается все меньше и меньше. 

Распознавание лиц в ЕСПЧ

В Европейский суд по правам человека подана первая жалоба из России на систему распознавания лиц, которую власти постепенно внедряют по всей стране. Что стало причиной?

  • 29 сентября 2019 года на проспекте академика Сахарова прошел протестный митинг в поддержку политзаключенных, задержанных по “московскому делу”. На рамках металлоискателей при входе на митинг были установлены камеры, распознающие лица. 
     
  • В январе российский политик Владимир Милов и активистка Алена Попова обратились в суд с требованием запретить распознавание лиц на митингах. Они утверждали, что камеры могли собирать биометрические данные людей без их согласия и без законных оснований. Тверской суд прекратил производство по этому делу, но 18 июня Мосгорсуд отправил иск на новое рассмотрение
     
  • Милов и Попова подали жалобу в ЕСПЧ. В жалобе они отмечают, что применение технологии распознавания лиц нарушает сразу несколько статей Конвенции — право на частную жизнь, право на свободу собраний и запрет дискриминации, потому что это распознавание «не было политически нейтральным».

Почему это важно?

Распознавание лиц постепенно становится инструментом массовой слежки за гражданами, хотя четкой законодательной базы для этого как не было, так и нет. Пока в США крупные компании — Амазон, Microsoft, IBM — одна за другой отказываются от продажи своих технологий государству, в России камер с распознаванием лиц становится все больше, а скоро их возможно будут массово устанавливать даже в школах.

Что посмотреть еще

Мы все приспосабливаемся к новой реальности, создатели дейтинговых сервисов не остались в стороне. Газета Wall Street Journal рассказывает в видео о том, как приложения для знакомств адаптировались к условиям пандемии и самоизоляции.

Несмотря на то, что страны по всему миру вводили карантин и закрывали бары и рестораны, пользователи смартфонов продолжали активно знакомиться в таких приложениях, как Tinder, Badoo, happn — объем сообщений, отправленных через них, только с февраля по апрель вырос на 27%.

С начала пандемии почти все приложения для знакомств, доступные на англоязычном рынке, ввели функцию видеочата, видеолайва или селфи-видео (вместо фотографии). Это оказалось очень популярным — в приложении Say Allo количество видеосвиданий выросло за период пандемии на 350%.

В чем же плюсы видео-свиданий? 

  • Общение по видео заставляет нас быть искренними и честными, говорит Марк Брукс, консультант по приложениям для знакомств: “Ты не можешь показать видео, которому 10 лет, все происходит здесь и сейчас”.
     
  • Это дешево. “Сходить на видео-свидание ничего не стоит, что позволяет в целом снизить ставки на свидание. Люди не оказываются запертыми на два часа в дорогом ресторане, и нажать “закончить” намного проще, чем найти предлог, чтобы раньше уйти с концерта”, — объясняет журналистка издания Джорджиа Уеллс. 

Эксперты считают, что видеоопции останутся популярными и после пандемии.

Наша рассылка об инфодемии — тоже ответ на вызов времени. С началом пандемии мы поняли, что надо полностью переориентировать работу нашей небольшой редакции на освещение коронавирусных новостей и дезинформации вокруг Covid-19.

С марта мы этим и занимаемся. На прошлой неделе я приняла участие в онлайн-встрече с коллегами из Кыргызстана и Казахстана на тему “Медиа после пандемии”, которую организовывали наши друзья — коллеги из казахстанского издания Vласть. 

Мы говорили о том, как перестроилась работа наших редакций за последние месяцы, с какими новыми вызовами мы столкнулись — и, главное, что ждет нас дальше. Поделились страхами и надеждами. Потому что пандемия не закончилась — и нам все еще есть за чем следить. 

Это письмо подготовлено при поддержке Саши Тян и Татьяны Торочешниковой

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.