Coda письмо

Сколько человек заражено коронавирусом в России на самом деле?

– Расскажи мне, что у вас там творится?

– Да ***** полный. 

Я слушаю запись разговора с врачом московской больницы им. Мухина, в которой на прошлой неделе открылось временное инфекционное отделение. Все 240 коек оказались заняты меньше, чем за неделю.

В Москве перепрофилируют больницы для пациентов с “внебольничной пневмонией”. Что творится внутри них – неясно, мы смогли узнать только о внутренней кухне ГКБ им. Мухина. Таких больниц в Москве еще как минимум две. Власти говорят, что больных с коронавирусом в них нет.

С подозрением на коронавирус везут в недавно открывшуюся больницу в Коммунарке, которая стала витриной борьбы с COVID-19 в Москве. Главврач Денис Проценко ежедневно обновляет данные о поступивших больных в своем Facebook и подробно отвечает на вопросы журналистов.

И все же: на вечер пятницы в России всего 253 зарегистрированных случая заражения коронавирусом – и ни одной смерти от него.

Всю неделю мы с коллегами пытались разобраться, почему эта цифра так неправдоподобна мала. Мы поговорили с российскими инфекционистами, медсестрами, пациентами больниц, исследователями – чтобы лучше понять особенности российской национальной эпидемии. 

Я слушаю еще одну аудиозапись:

– Вы можете жаловаться, куда угодно. Пока вы не отлежите свой карантин, пока не возьмем у вас материал на анализ, вы отсюда никуда не выйдете. Мэр признал, что ситуация форс-мажорная. К сожалению, наши права ущемляются немножечко. 
– Но нас никто не имеет права лишать свободы.
– Пожалуйста, уходите – только там стоит Росгвардия. Вас отвезут в другой стационар, где будут условия гораздо хуже, чем у нас.

Этот разговор происходит в челюстно-лицевом госпитале для ветеранов войны в Москве, куда также везут пациентов с подозрениями коронавирус. С заместителем главного врача беседует россиянка которая прилетела из Австрии неделю назад. Через некоторое время выяснилось, что этим же рейсом летел зараженный пассажир.

Девушка вызвала домой скорую, у нее взяли пробы – а на следующий день за ней приехали врачи с нарядом полиции: “Сгребли и увезли в стационар, не подтверждая, что у меня положительный тест. И тут таких, как я, было примерно человек восемь, никто вообще не понял, что мы тут делаем”. О таком странном карантине (в многоместных палатах) рассказывают и другие россияне (и еще).

Правозащитная организация “Агора” уже запустила свой штаб правовой помощи для тех, чьи права были нарушены в связи с коронавирусом и вызванной им ситуацией в стране (и мы готовим об этом текст).

О чем еще на этой неделе писала Coda:  
— О том, что православным карантин не помеха. Несмотря на то, что Иран, Южная Корея и Малайзия уже доказали своими примерами – религиозные службы на фоне эпидемии не лучшая затея, православная церковь не отменяет богослужения и не закрывает храмы. Верующие пошли лишь на небольшие уступки: в России разрешили использовать одноразовые ложечки для причастия, а в Грузии – приходить со своими чашами для вина. И как сказала одна из верующих в храме нашему журналисту: “Моя вера – мой антисептик”.

— Об отрицателях коронавируса.И, кстати, о лабораториях.Наша корреспондентка Изобел Кокерелл регулярно мониторит группы “анти-5G” в Facebook (они верят, что новая беспроводная технология вызывает болезни и другие беды). В этот раз она обнаружила: сторонники этой теории уже обвинили 5G в возникновении коронавируса. Многие из них до сих убеждены, что вирус был искусственно создан в лаборатории (таких, например, 29% среди американцев).

— У нас вышел репортаж из грузинской лаборатории Lugar, которую в самом эпидемии российские телеканалы успели назвать местом создания биологического оружия-коронавируса. Сейчас лаборатория работает в режиме 24/7, но грузины уже заявили, что готовы закупить 200 тысяч экспресс-тестов у Южной Кореи, чтобы ускорить процесс диагностики. России такая привилегия недоступна: все тесты должны проходить долгую строгую сертификацию, поэтому пока используются не самые точные тест-системы российского производства. 

— Хоть что-то не о коронавирусе!
Записали с коллегами подкаст – о том, как Москва, Киев, Бишкек и Дели внедряют камеры видеонаблюдения и систему распознавания лиц.
Что в мире?
— Газета The Washington Post перевела на русский язык легендарное дата-исследование о коронавирусе. В нем наглядно показано, почему нас спасет самоизоляция и социальное дистанцирование. Недостаточно? Можно поиграть в симулятор распространения эпидемии. Если и этого мало, Vox выпустил видео о том, как мы своими действиями можем спасти сотни тысяч жизней (субтитры). Какие еще нужны аргументы? 

— Южная Корея ввела бесплатный drive-through тест на коронавирус: сдать так же просто, как заказать еду в Макдональдс – не выходя из машины. Результат будет готов уже на следующий день.

— В Москве с помощью камер распознавания лиц поймали уже более 200 нарушителей карантина. А в Израиле для этих целей власти разрешили следить за перемещениями больных (и даже тех, чей диагноз еще не подтвержден) через смартфоны.

— Премьер-министр Норвегии провела пресс-конференцию для детей: “Это нормально бояться, когда столько вещей происходят одновременно”. Она объяснила, можно ли во время эпидемии устроить вечеринку по случаю дня рождения, навестить бабушку с дедушкой и как скоро изобретут вакцину.

— Справедливости ради, стоит сказать, что результатов исследования на коронавирус приходится долго ждать не только в России. Журналисту The New York Times потребовалось пять дней – и он подробно описал свой квест.     
P.S. Когда я писала письмо, мне позвонили из Департамента здравоохранения Москвы. Там прочитали наш текст и не согласны, что у медицинских работников столицы не хватает необходимых средств защиты (несмотря на то, что врачи говорят мне об обратном), а условия содержания в больницах, по словам Департамента, “соответствуют медицинским стандартам”. Будем продолжать выяснять это. 
За мировыми новостями о пандемии уследить сложно, поэтому мы начали собирать самые главные из них в дайджест, который будем отправлять три раза в неделю (на английском). Подписаться можно тут.

Оставайтесь здоровыми и оставайтесь дома.

На связи!
Катя 
[email protected]

The story you just read is a small piece of a complex and an ever-changing storyline we are following as part of our coverage. These overarching storylines — whether the disinformation campaigns that are feeding the war on truth or the new technologies strengthening the growing authoritarianism, are the crises that Coda covers relentlessly and with singular focus. We work with dozens of local and international reporters, video journalists, artists and designers to bring you stories you haven’t seen elsewhere, provide you with context missing from the news cycle and illuminate the continuity between the crises we cover. Support Coda now and join the conversation with our team. No amount is too small.

Support Coda

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.

We use cookies on this website to make your browsing experience better. Accept our use of cookies, Privacy Policy and Terms of Use