Anastasia Gviniashvili

Виктория Пич в бегах: из России — от гомофобии и уголовного дела

Виктория Пич — создательница YouTube-шоу Real Talk, где дети задают вопросы взрослым. В один из выпусков в качестве гостя пришел гей. Следственные органы сочли выпуск “пропагандой нетрадиционных ценностей”, а Вику обвинили в “насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетних”. В России девушке грозит до 20 лет тюрьмы, поэтому она решила бежать из страны

Виктория Пич — популярная бьюти-блогерка, у нее 150 тысяч подписчиков в Инстаграме и два миллиона на YouTube. В начале этого года ее селфи в социальных сетях из России сменились счастливыми фотографиями с пляжа Санта-Моника в Лос-Анджелесе. Ни одному из подписчиков Вика не рассказала, что она сбежала из России из-за уголовного дела о “насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетних”, которое на нее завели в сентябре прошлого года.

Я не понимаю, зачем иметь отношения с мужчинами, если есть женщины?

“Я чувствую такую утрату, покинув Россию, — говорит Виктория Пич. — Там все вся моя жизнь. Я даже зиму любила, слякоть и холод”. Двадцатипятилетняя Пич переехала в Москву в 2013 году из маленького уральского города и создала свой видеопродакшн по производству вирусного контента. Больше половины молодых россиян готовы готовы уехать из страны, если предоставится такая возможность, но Пич никогда не была в их числе. 

На своем основном канале в YouTube “Академия порядочных парней” Вика выкладывала в основном развлекательные видео, но еще она делала шоу для детей “Real Talk”. “Real Talk” – аналог американского YouTube-шоу “HiHo Kids”, в котором дети задают волнующие вопросы людям из разных сфер. В последних выпусках “HiHo” гостями были, например, несовершеннолетняя мама и человек с дварфизмом. Задача шоу — с помощью разговоров на деликатные темы развить у детей толерантность и уважение к другим людям. Съемки проходят под чутким контролем родителей, которые тоже присутствуют в студии.

Американская программа нас вдохновила”, — вспоминает Пич. — Мы решили сделать похожую, только с учетом российский реалий”.

Один из выпусков Виктория решила посвятить проблемам, с которыми сталкиваются члены ЛГБТ-сообщества. В качестве гостя позвали молодого графического дизайнера Максима Панкратова. Максим в черной водолазке и джинсах сидит в салатовом пластиковом кресле, напротив него – дети. Они спрашивают о его жизни. Родители всех детей дали согласие на их участие в съемках. Для всех этих семей проблемы ЛГБТ так или иначе были близки. 

Выпуск набрал больше полутора миллионов просмотров, причем негативных комментариев практически не было – и Пич этим особенно гордится. О сексе в выпуске не было речи ни в какой форме. 

“Что мы такого сделали? Просто попросили человека рассказать о своей жизни”, – говорит Пич.

На видео двое детей, кстати, сказали, что негативно настроены по отношению к геям. “Я вообще к ним очень плохо отношусь. Мне это совсем не нравится. Я не понимаю, зачем иметь отношения с мужчинами, если есть женщины?”, — сказал в передаче десятилетний Даниил Массов.

Панкратов к этому отнесся спокойно и даже посмеялся над вопросом. В какой-то момент, пытаясь объяснить самой младшей участнице, шестилетней девочке, как это — понимать, что ты гей, Максим сказал: это как быть уверенным в том, что ты любишь шоколад. 

Другой участник передачи, десятилетний Елисей, спросил Панкратова, чем ему не нравится в России. 

“Мне не нравится Россия тем, что она не соответствует параметрами моей жизни”, — ответил дизайнер. — Я здесь не могу полностью раскрываться и чувствовать себя защищенным”.

Елисей сказал: “Надеюсь, это Путин не услышит”. 

Запрос на блокировку

Шоу бы не получило ту славу, которой его авторы вовсе не добивались, если бы его не заметила консервативная общественная организация, пропагандирующая “семейные ценности” из Санкт-Петербурга. А дальше все произошло по традиционной для России схеме: жалоба в Роскомнадзор, травля на федеральных каналах. Инициативу подхватил вице-спикер Госдумы Петр Толстой, который назвал шоу “этически недопустимым и аморальным”. Он попросил Роскомнадзор провести проверку шоу.

Вице-спикер Госдумы Петр Толстой

Роскомнадзор поначалу не нашел нарушений российского законодательства в выпусках “Real Talk”, тогда Толстой пожаловался в прокуратуру. Дальше произошло то, чего никак нельзя было ожидать.

Следственный комитет не только возбудил дело по закону о “гей-пропаганде”, который запрещает “пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних”. Правоохранительные органы начали расследование еще и по 132 статье УК РФ — “насильственные действия сексуального характера в отношении детей”. Дела по этой статье чаще всего возбуждают в случаях, связанных с производством детской порнографии или педофилией. Например, по этой же статье обвиняют петрозаводского историка Юрия Дмитриева. 

“Я была в шоке, — говорит Светлана Захарова, представительница общественного движения Российская ЛГБТ-сеть. — Я даже не представляла, что такое возможно”.

После этого передумал и Роскомнадзор: ведомство отменило свое прежнее решение, добавив эпизод с Панкратовым в список запрещенных материалов, и пожаловалось на ролик в YouTube.

YouTube уведомил Пич: если она не удалит видео, то, согласно российскому законодательству, платформа будет обязана его заблокировать. Представители Google, материнской компании YouTube, не ответили на неоднократные запросы о комментариях. Но из отчета компании, видно, что российское правительство лидирует в списке стран по запросам на удаление контента. 

С 2009 года, когда Google начал собирать эту статистику, Кремль отправил компании более 80 тысяч запросов на удаление. Компания удовлетворила 75% из них. Для сравнения, США подали 8 тысяч таких заявок, а Китай — меньше тысячи.

В отчете Google перечислено общее число материалов, которые страны требовали удалить с 2009 года. Каждый такой “материал” — это контент на одной из платформ, принадлежащих Google. Например, запись в блоге на Blogger, видео на YouTube или ссылка в поисковике. Ниже приведен график распределения запросов по странам. Россия лидирует с невероятным количеством – 477 146 удаленных единиц контента.

В ответ на обвинения Пич сразу же удалила канал “Real Talk”. Она надеялась, что история закончится, и она забудет ее, как страшный сон.

“Откровения порнозвезд и педерастов”

Но это только подлило масла в огонь. После удаления канала, СМИ продолжали рассказывать в эфире про “насильственные действия” над детьми, и показывать отдельные фрагменты из шоу. Только теперь никто из зрителей не мог найти оригинал – и узнать контекст. 

“Американский видеохостинг обучает российских подростков откровениями порнозвезд и педерастов”, – гласит заголовок на одном из новостных сайтов. На государственных телеканалах началась настоящая травля Пич и ее канала.  

Виталий Милонов, известный своими радикальными консервативными взглядами, присоединился к Толстому в нападках на “Real Talk”. В дискуссиях по телевизору — в промежутках между гомофобными шутками — он сурово предупреждал о влиянии западных ценностях, развращающих российское общество. 

“Малолетнему ребенку рассказывают про нюансы и подробности сексуальных отношений”, — возмущался Милонов в одной из передач. Зрители в студии аплодировали. Когда Милонов разгорячился и начал кричать, что “ударил бы этого имбецила в челюсть”, имея в виду Панкратова, многие засмеялись. 

Многое, о чем говорили в передачах, посвященных “Real Talk”, хорошо знакомо зрителям российского телевидения, где гомосексуальность часто приравнивается к зоофилии и педофилии, а интернет называют опасным местом который надо проверять и контролировать.

“Это просто цирк, — говорит Пич. — Если бы в видео действительно был какой-то состав преступления, никто бы так не смеялся. Это очень серьезная статья, по которой обвиняют насильников детей”. 

Лишь предлог

В 2013 году, когда так называемый закон “о пропаганде нетрадиционных ценностей” вступил в силу, Пич было 19 лет. В тот год она как раз переехала в Москву. Тогда ее новостная лента состояла из музыкальных видео и постов бьюти-блогеров, а не из политики. Она никогда не голосовала на выборах и никогда не принимала участия в протестных акциях. “Если честно, я даже не знала, что такой закон приняли”, — признается Пич.

В 2017 году Европейский суд по правам человека признал этот закон дискриминирующим. Однако по словам юриста Александра Белика, который оказывает юридическую помощь Российской ЛГБТ-сети, в России он практически не применялся. В прошлом году двое человек по закону о “пропаганде нетрадиционных ценностей” отправились под суд, а с момента его принятия обвинения по нему вынесли только 20 людям.

И хотя суды этот расплывчатый закон применяют неохотно, к нему часто обращается Роскомнадзор, чтобы удалять контент без судебного разбирательства. Блокировки — более изощренный способ заставить ЛГБТ-сообщество замолчать, чем судебное преследование, особенно когда этому содействуют крупные компании, такие как Google.

Роскомнадзор представляет статистику лишь по количеству заблокированных страниц, но из нее невозможно понять, сколько конкретно групп ЛГБТ-тематики заблокировано в социальных сетях.

“С помощью блокировок они пытаются уничтожить ЛГБТ-сообщество настолько, насколько это возможно”, — считает Белик. 

Один из ста

Осенью 2019 года адвокаты уверили Пич, что обвинения в ее адрес “абсурдны” и вероятность того, что против нее возбудят уголовное дело, “один процент из ста”.

Следственный комитет на протяжении нескольких недель обзванивал родителей детей, которые были на шоу, а также допрашивал Максима Панкратова. Родители пожаловались правозащитникам, что на них оказывают давление и заставляют написать жалобу на Пич, угрожая лишением родительских прав. 

Саму Викторию допрашивали дважды. Она начала понимать, что ее дело стало слишком политическим для властей, чтобы откатить его назад. И тогда Пич купила билет в США в один конец. Незадолго до этого она получила туристическую визу.

По дороге в аэропорт и уже в самом аэропорту девушка постоянно боялась, что ее остановят и не дадут вылететь из страны.

Максима Панкратова тоже начали травить. После передачи его стали узнавать на улицах, даже избивали, угрожали убийством. Сейчас дизайнер просит политического убежища в одной из европейских стран.

Виктория уже полгода находится в Америке. Она даже не думает возвращаться. Мысль о том, что ее могут депортировать в Россию, до сих пор приводит девушку в ужас. Даже если дело закроют, его запросто могут открыть заново.

“Если бы я знала, какие будут последствия, то никогда бы не стала делать эту передачу”, — говорит Пич.

В Лос-Анджелесе Пич совсем одна. Когда она только прилетела, она не знала языка. Сейчас она только начинает учить английский. Карантин, введенный из-за коронавируса, усилил ощущение изолированности. Большую часть времени Вика по-прежнему проводит за созданием развлекательных видео и видео о знаменитостях для YouTube-каналов.  

“Я стараюсь не выходить из дома, многие планы порушились, но мне не привыкать, жизнь и так однажды изменилась на 180 градусов”, — пишет Вика в Instagram под фотографией на фоне Лос-Анджелеса, набравшей почти четыре тысячи лайков. Публично она не рассказывает о том, почему она оказалась в Америке. 

“Мне было хорошо в России, — говорит Вика. — А тут я, получается, изгой, ненужный человек. Друзья не понимают, как это тяжело. Говорят: молодец, уехала! Очень многие мечтают сюда переехать — я не мечтала никогда”. 

Перевод Марины Бочаровой

Мы запустили регулярную рассылку о дезинформации. Подпишитесь, чтобы отличать правду от фейк ньюс. И следите за нами в Телеграме.