Coda письмо

Джон Леннон не проживает на территории РФ

У всех свои странности: я люблю проводить время в судах. На прошлой неделе это был районный суд Ярославля, расположившийся на последнем этаже типовой пятиэтажки, на этой — торжественный Верховный суд в центре Москвы. И повод был соответствующий: установление границ свободы слова. 

На заседании я ожидала услышать юридически обоснованный разбор законодательной практики, но вместо этого представитель истца зачитывал Конан Дойля, вспоминал Джона Леннона, а ответчики из МВД цитировали Маяковского. Было нескучно. А причиной всему — наркотики.
Запрещены на территории РФ
Мы начали перезапускать русскоязычную версию Coda Story в декабре — и тогда с ужасом обнаружили, что наш сайт заблокирован на территории Российской Федерации. Мы сразу поняли, кто за этим стоит, хотя никакого предупреждения не получали. 

Эксперты из общественной организации Роскомсвобода провели мониторинг реестра запрещенных Роскомнадзором сайтов и обнаружили причину: нас заблокировали по приказу Министерства внутренних дел из-за статьи про подпольные исследования наркотиков. С момента публикации прошло полгода, текст успели прочитать сто тысяч человек.
Мы оказались не одни в этом черном списке “пропагандирующих наркотики”. Под блокировки попадали издания The Village, Meduza, Baza, Лента.ру получила штраф в 800 тысяч за текст о легализации марихуаны в Европе. За последние семь лет наравне с нами за “пропаганду наркотиков заблокировали 122 тысяч сайтов. 

На данный момент Роскомнадзор стал главным цензором Российской Федерации, определяющим, о чем нам можно говорить, а о чем — нет. По мнению ведомства, чем чаще упоминаешь про наркотики и суициды, тем больше хочется попробовать. Поэтому нужно молчать.

Механизм блокировок — черный ящик, непонятный алгоритм, критерии которого настолько размыты, что заблокировать можно почти что угодно. Но кое-кто попытался противостоять большому цензору. Или хотя бы начать с ним диалог.
Леннон в зале суда 
Маленький самиздат “Батенька, да вы трансформер” столкнулся, как и мы, с беспричинной блокировкой своего материала “Героин — собственность модели”. Больше года они добивались справедливости в московских районных судах — и наконец дошли до Верховного. 

МВД, которое мониторит СМИ и передает информацию в Роскомнадзор, посчитало, что в тексте “Батеньки” формируется “позитивный образ наркопотребителя”. Самиздат пытался оспорить абсурдность этой формулировки: мнение о герое читатель формирует сам. 

Заседание было знаковым для всех журналистов: Верховный суд своим решением мог дать возможность нам беспрепятственно выполнять свою общественную миссию и приглашать общество и власть к дискуссии. 

Есть ли исследования, которые подтверждают, что «положительный образ наркопотребителя» влияет на потребление наркотиков в стране? — спросил адвокат Кирилл Коротеев представителя МВД.

Крошка сын к отцу пришел и спросила кроха: “Что такое хорошо и что такое плохо?”, — начал цитировать Маяковского представитель МВД. — Не надо никакой разработки, это общепризнанная общечеловеческая норма. Нельзя рекламировать наркоманию. 

Тогда Коротеев пошел ва-банк и спросил, можно ли писать, что Джон Леннон — гениальный композитор, но употреблял наркотики, или такой текст тоже будет заблокирован. 

Джон Леннон проживает на территории Российской Федерации? 
Нет.
Значит, он не относится к данному делу.
Если я напишу про Леннона статью, ее запретят?
Ее везде запретят. 
Апокалипсис сегодня
“Мы верим, что конец света уже наступил, и информация — это главное, что позволяет победить естественный отбор и эволюционировать. Запрет на распространение информации чужд самой человеческой природе, это преступление”, — убеждены в самиздате. И мы солидарны с коллегами. 

Замалчивание общественно значимых проблем порождает дезинформацию: реальные факты подменяются красивыми отчетами, выгодными властям. 

“Критерии блокировок не отвечают требованиям качества правовой нормы, которая должна быть понятна любому человеку,— убежден Макс Оленичев, старший юрист общественной организации “Команда 29”, добивающейся открытости общества. — Люди не понимают, какое поведение правомерно, а какое нарушает государственные правила. Сейчас любую публикацию по теме могут заблокировать без объяснений причин. Что нарушило СМИ, когда, например, написало о том, как у наркопотребителя получилось отказаться от наркотиков?  Между тем, люди, употребляющие наркотики — стигматизированная группа. Государство еще больше маргинализирует их, не давая говорит о них”. 

Несмотря на все усилия, иногда блокировки Роскомнадзора имеют обратный эффект. Например, после требования о блокировке текст издания Baza о кетамине за две недели прочитало в два раза больше человек, чем за месяц. Блокировка Роскомнадзора стала не клеймом, а знаком качества материала.

На этой неделе я читала много новостей, но останавливала свое внимание на альтернативных Роскомнадзору препятствиях для свободы слова. 
  • Высшая школа экономики запретила студентам создавать любые университетские медиа, а также участвовать в общественной или политической деятельности. За это грозит отчисление. Студенты создали инициативную группу “ВШЭ против цензуры” и написали открытое письмо международному академическому сообществу с просьбой поддержать их. Но это не помогло.
  • «Мочить» неугодных журналистов и блогеров призвал глава Чувашии Михаил Игнатьев во время своего выступления на торжественном мероприятии, посвященном Дням российской и чувашской печати. В другом регионе пресс-секретарь мурманского судоремонтного завода назвала журналистов местного издания «пиндосовскими тварями» в комментариях к новости о долгах завода.
  • Из-за угрозы уголовного дела Россию покинул стендап-комик Александр Долгополов. Заявление с просьбой проверить его творчество, оскорбляющее “чувства верующих”, написал обычный гражданин РФ. Аргументация у него мощная: “Вот я не хочу, чтобы стало здесь, как там. Мое желание было, чтобы в ютубе мои дети с этим чмо не столкнулись. А если я испражняться при тебе буду на могилы твоих родных, ты ко мне тоже лояльно отнесешься? Это же шутка будет”. Долгополов заявил, что очень напуган, назвав это “охотой государства” на него.
  • YouTube ограничил доступ к ролику рэпера Face, который отправился в СИЗО делать передачку фигуранту дела о летних митингах в Москве. Администрация видеохостинга объяснила это присутствием “сцен насилия”. Хотя единственное насилие в ролике — это архивные кадры, на которых полицейские избивают демонстрантов.  
  • МВД запустило свое “МВД Медиа”, а его отделение по Нижегородской области отказалось проверять призывы Рамзана Кадырова “убивать, сажать, пугать” тех, кто задевает его честь в интернете. 
Я рассказала о не самых веселых новостях не для того, чтобы испортить настроение. Я тоже не люблю плохие новости, хотя это моя работа.

Просто если закрывать на них глаза — они не исчезнут. Как и наркопотребители. А вот свобода слова может. В следующий раз постараюсь о чем-нибудь повеселее. 
Желаю вам не предавать ваши “хорошо” и “плохо” (что бы про них ни думали различные ведомства и граждане РФ).
На связи!
Катя
[email protected]

The story you just read is a small piece of a complex and an ever-changing storyline we are following as part of our coverage. These overarching storylines — whether the disinformation campaigns that are feeding the war on truth or the new technologies strengthening the growing authoritarianism, are the crises that Coda covers relentlessly and with singular focus. We work with dozens of local and international reporters, video journalists, artists and designers to bring you stories you haven’t seen elsewhere, provide you with context missing from the news cycle and illuminate the continuity between the crises we cover. Support Coda now and join the conversation with our team. No amount is too small.

Support Coda

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.

We use cookies on this website to make your browsing experience better. Accept our use of cookies, Privacy Policy and Terms of Use